Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

95

сказать. Кстати, он тяжело заболел после этого полупочтенного собрания.  И что, вы думали, было сказано после этого?  -  Мукомолов  отсекающе  махнул зажатой в пальцах папиросой. - Один наш монументалист на это сказал:  "Нас инфарктами не запугаешь". Вот вам!..

    Константин, с грустным вниманием слушая  Мукомолова,  положил  ногу  на ногу, слегка покачивал носком ботинка.

    Сергей, хмурясь, спросил:

    - Но почему... в чем обвиняют вас? Именно - в чем?

    - Не знаю, не могу понять! Чудовищно  все  это!  Мне  кричат,  что  мои пейзажи -  идеологическая  диверсия.  Что  я  преклоняюсь  перед  западным искусством, что я эпигон Клода Монэ! Но  где,  в  чем  влияние  Запада?  - Мукомолов недоуменно повел бородкой по картинам на стенах. - Не  знаю,  не понимаю. Ничего не понимаю.

    Мукомолов сказал это уже с каким-то отчаянием и тотчас, спрятав  газету на полочке, преобразился весь: через порог, поправляя одной рукой  волосы, мелким шагом переступила Эльга Борисовна, неся чайник. Мукомолов кинулся к ней, неловкий в своей старой  расстегнутой  куртке,  подхватил  чайник,  с излишним стуком поставил на стол - тень Мукомолова качнулась на стене,  по картине, - воскликнул с оживлением:

    -  Спасибо,  Эленька!  Будем  чаевничать  напропалую.  Чай  великолепно действует против склероза и, несомненно, омолаживает организм.

    И тут же, опережая Эльгу  Борисовну,  начал  молодо  бегать  от  низкой застекленной тумбочки, заменяющей буфет,  к  столу,  ставя  чашки,  бросая ложечки на старенькую скатерть. Эльга  Борисовна,  все  проводя  рукой  по волосам, как бы прикрывая седые пряди, сказала смущенно:

    - Почему вы сидите без света? Со светом веселее и лучше.

    И повернула выключатель - зеленый,  еще  довоенный  абажур  над  столом наполнился огнем. В комнате  стало  теснее:  портреты,  лесные  и  полевые пейзажи, казалось, придвинулись со стен,  раскрытые  окна  превратились  в черные провалы.

    Сергей смотрел на Мукомолова,  вытирал  пот  на  висках.  Теплые  струи воздуха, запах нагретого асфальта вливались в  духоту  комнаты.  Мукомолов наклонился над столом, нацеливая дрожащий  носик  чайника  в  чашку.  Было тихо, жарко, все молчали. Крутой чай с  паром  лился  в  чашку.  От  пара, ползшего по скатерти, от молчания, от  смущенной  улыбки  Эльги  Борисовны было еще жарче, теснее,  неудобнее,  и  еще  более  неудобно  было  Сергею оттого, что он не понимал до конца злой смысл того, о чем  говорил  сейчас Мукомолов,      лишь      чувствовал,      что      где-то      рядом      совершалось противоестественное, неоправданное, ненужное. Ради чего?.. Зачем?

    -  Идеологическая  диверсия...    -    вспоминающим    голосом    заговорил Мукомолов, наливая чай в другую чашку.

    - Федя! - с испуганной мольбой проговорила Эльга Борисовна  и  прикрыла глаза сухонькой ладонью.  -  Умоляю,  оставь  эту  тему...  Федя,  я  тебя прошу...

    - Эленька, я старый  человек,  и  мне  нечего  бояться,  -  рассерженно фыркнул носом Мукомолов. - О, наше  молчание,  равнодушие  не  приводят  к добру! Ну хорошо, я не скажу ни слова. Я буду молчать, как старый шкаф!

    И Мукомолов неуспокоенно  тыльной  стороной  пальцев  ударил  снизу  по бородке.

    - Я знаю, что с тобой будет, - чуть

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту