Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

91

раздражали  слова  Сергея,  лениво-добродушные    взгляды    Подгорного,    и низкорослая фигура Косова, и эта их вынужденная уверенность в том, что все будет как надо.

    И вдруг Константин особенно почувствовал, что  у  него  пропал,  стерся интерес к завалам, креплениям, комбайнам,  штрекам,  лавам,  циклам  -  ко всему тому, к чему был интерес у них. "Что же делать? Что делать тогда?"

    - Что ж, Сережка, приду домой, включу радиолку, и все будет в  ромашках и одуванчиках, - с обычной своей беспечностью сказал Константин. -  И  все великолепно.

    - Это как раз не удастся, - ответил Сергей. - Поехали.

    - Привет коллегам! Как дела? Свалили?

    От группы студентов, идущих навстречу по аллее, отделился  Уваров.  Его синяя шелковая тенниска облегала чуть покатые плечи; его  мускулистые,  со светлым волосом руки, крепкое лицо  были  тронуты  первым  загаром  -  вид спортсмена, приехавшего с юга.

    - Свалили машины, гордость третьего  курса?  -  спросил  он  приветливо обоих. - Все в полном порядке или не хватило одной  ночи?  Ты,  я  слышал, Сергей, сразу  поставил  Морозова  в  нулевую  позицию  -  пять  с  плюсом отхватил? Ходят слухи в кулуарах.

    - Миф, - ответил Сергей. - Нулевых позиций и плюсов не было.  Ну  а  на четвертом курсе?

    - Все в кармане. - Уваров, улыбаясь, похлопал себя по карману тенниски, где лежала зачетная книжка;  был  он,  видимо,  в  отличном,  как  всегда, настроении, доволен этими  экзаменами,  своим  здоровьем,  своим  душевным равновесием. - Вы куда спешите, хлопцы?

    - По хатам.

    - Да вы что? - весело поразился Уваров. -  Мы  собрались  отпраздновать это дело, присоединяйтесь! Пойдем в бар: здесь жарища, а там свежее  пиво, раки, сосиски, а? Третьекурсники! Я против  всяческой  субординации.  Даже Павел Свиридов пойдет. Как  говорят,  глава  партийной  организации  будет держать на пределе, все будет в норме. Объединим два курса - ваш и наш - и тихо, мирно атакуем бар. Павел!  -  крикнул  он.  -  Присоединяем  к  себе третьекурсников?

    - Я не пью пиво. - Константин провел ребром ладони  по  горлу.  -  Меня тошнит от пива. Отрыжка. Икота.

    - К сожалению, привет, - сказал Сергей. - Спешим домой. Обед стынет.

    - Вы меня удивляете! Просто гранитные  скалы!  -  засмеялся  Уваров.  - Видимо, тренируете силу воли.

    - Что поделаешь - воспитываемся, -  вздохнул  Константин  дурашливо.  - Режим. Экзамены. Соседи по квартире.

    - Жаль, хлопцы, просто на глазах гибнут лучшие люди, - сказал Уваров  и тут же опять крикнул шутливо в сторону группы  студентов,  стоявших  сбоку аллеи: - Слушай, Павел,  выяснилось:  в  нашем  институте  есть  студенты, нарушающие обычаи экзаменов.  Предлагаю  разобрать  на  партбюро  со  всей строгостью! Жаль, хлопцы!

    Свиридов, отрывистым своим голосом разговаривавший в группе  студентов, сухощавый, прямой, в очень плотно застегнутом новом кителе  без  погон,  с нездорово желтым лицом, приблизился к Сергею, опираясь на палку-костылек.

    - Куда вы, Вохминцев?  Подождите  минутку.  Такой  день...  Разрешается пятерки отпраздновать. Что уж там!

    - Ждут дома, - сказал Сергей. - Это невозможно.

    Прежде, когда Свиридов преподавал военное  дело,  он  не  всегда  носил китель, иногда

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту