Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

90

лип  вытянулась очередь, звенела мокрая монета, шипела,  била  струя  воды  в  пузырящиеся газом стаканы. И от мокрых двугривенных, от этого освежающего шипения,  от прозрачного вишневого сиропа в стеклянных сосудах  веяло  приятно  летним: знойным и прохладным.

    С удовольствием и расстановками выпили по два стакана  чистой,  режущей горло газировки; Константин,  раздувая  ноздри,  вылил  второй  стакан  на испачканные в машинном масле руки, вымыл их, вытер о молодую траву, сказал превесело:

    - Ну что, в Химки, что ли, купаться поедем? Или куда-нибудь в Кунцево?

    - Пока сядем здесь, - предложил Сергей. - Позагораем.

    Сели на горячую скамью. Константин  освобождение  расстегнул  на  груди ковбойку, отвалился, глядя на испещренную  слепящими  бликами  листву  над головой, дыша глубоко, с медленным наслаждением.

    - Братцы, а жизнь-то все-таки хороша, - сказал Косов. Он  подкидывал  в воздух влажный двугривенный и ловил его.

    - Особенно потому, что райской не будет, - пробормотал Константин.

    Подгорный, нежась на солнце, весь обмякший от жары, размягченный, хитро и благостно зажмуривался, словно хотел сказать что-то и не говорил.

    -  Оптимисты,  дьяволы,  -  снова  пробормотал  Константин.  -    Жертвы суеверия.

    - Нет, хлопцы, я вам должен сказать, - заговорил Подгорный с  блаженной ленцой. - Скоро планета Юпитер вспыхнет солнцем,  научно  доказано,  много водороду. Появятся над нами два солнца - вот тогда будет жизнь!

    - Деваться будет некуда, - сказал Косов.

    - Да вы что, температурите? -  спросил  зло  Константин.  -  Градусники купили в аптеке?

    - Вот что, Костька, - проговорил Сергей, - Морозову  ты  должен  сдать. Что бы это ни стоило. Беру на себя всю теорию. Буду гонять тебя по системе креплений весь вечер. Завтра  утром  ты,  Костька,  приедешь  в  институт, запрешься с Косовым в  лаборатории,  и  он  погоняет  тебя  по  деталям  и неисправностям. Он запарится, поможет Подгорный. Приемлем план?

    - Куда ж денешься, - сказал Подгорный, сладостно, лениво  позевывая.  - Таки дела в танковых частях...

    - Ну, устроим утром аврал? - Косов, поймав в воздухе монету, зажал ее в кулаке, прицелился на Константина  жарко-синим  глазом:  -  Ну,  орел  или решка?

    - Вы что меня атаковали? - произнес Константин,  все  наблюдая  пеструю путаницу  солнца  и  теней  на  листве.  -  Нажим  партийной    группы    на беспартийного большевика? Но таким образом я превращусь в фикус с  желтыми листьями. Плюньте на все - поедем в Химки!

    - Брось, - сказал Сергей. - Поехали домой. Поехали, Костька.

    - А ну, р-раз - майна, вира! От-торвем от предмета!

    Косов захохотал, сильным движением сдвигая со  скамьи  разомлевшего  от усталости  Константина.  И  тотчас  Подгорный  с  другой    стороны    начал подталкивать его в бок, заговорил убедительно:

    - Та шо мы тебе, подъемные краны? Соображаешь чи не?..

    - Хватит тут меня щупать, я  вам  не  болт  крепления.  Уцепились  -  в рукавицах не оттащишь! Вы что, святые?

    Константин  поднялся  в  расстегнутой  до  пояса  ковбойке,    с    видом плюнувшего на все человека засвистел сентиментальный мотивчик, но сейчас и этот свист, и обычная  его  полусерьезность  раздражали  его  самого,  как

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту