Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

88

дорогую,  не  по  студенческим деньгам,  купленную,  видимо,  в  честь  завершения  последнего  экзамена. Закурили около распахнутого окна,  на  теплом  ветерке,  рядом  с  тяжелой дверью лаборатории - оттуда не доносилось ни  бегло  спрашивающего  голоса Морозова, ни ответов Константина, как будто разговаривали там  шепотом.  А тут в коридоре гудели голоса,  солнце  по-летнему  припекало  подоконники, открывались и закрывались двери  аудиторий,  потные,  счастливые,  сдавшие экзамен студенты  победно  потрясали  зачетками,  хлопали  друг  друга  по плечам, облегченно хохотали. И  Сергей  почему-то  с  отчетливой  ясностью подумал: если Константин  сейчас  не  сдаст  Морозову  горные  машины,  то немедленно, не раздумывая ни минуты, бросит институт.

    -  Братцы,  пончики!  В    буфет    привезли,    горячие!    Рубль    штука. Расхватывают!

    Подошли - весь круглый, с белесым лицом и желтыми островками  конопушек на лбу Морковин, за ним Лидочка Алексеева, высокая и темноволосая. Оба они в бумажках держали поджаристые пончики; Морковин  жевал,  двигая  набитыми щеками, мигал светлыми коровьими ресницами.

    - Сдал? - спросила Лидочка,  смело  приблизилась  к  Сергею,  улыбаясь, поднесла  к  его  губам  пончик.  -  Подкрепись,  бедненький...  Голодный, наверно?

    - Не видишь разве, я курю? - сказал Сергей, отводя лицо.

    - О боже мой, когда ты перестанешь хмуриться, ужасно надоело! - сказала со вздохом Лидочка и дернула плечиками. - Кого вы  ждете?  Все  сдали  или кто-нибудь плывет?

    Сергей не ответил.

    - Наш Морозец сегодня ужасно не в духе, наверно, с женой поссорился,  - весело сказала Лидочка  Сергею.  -  Заставлял  меня  раз  десять  включать врубовку и все называл "уважаемая". А Володьку, милого  нашего  Морковина, совершенно замучил художественным описанием завала. "Ваши действия?"

    Морковин, возбужденный, уселся на подоконнике; несмотря на жару, был он одет в полную студенческую форму, украшенную горными погончиками, сообщил, радостно ужасаясь:

    - А знаете, братцы, когда пятерку ставил, такое лицо  стало!  Ну  ровно тысячу рублей одалживал! Свирепствует!

    - Не надо сдавать, кореш, экзамен вместе с  женщиной,  -  наставительно заметил Косов, снизу  вверх  взглядывая  на  высокую  Лидочку  ясно-синими глазами. - Морозов не терпит женщин-горнячек. Нервы  не  те,  писк,  визг, батистовые платочки, а тут тебе - грубый уголь. Дошло?

    - Что это? Что это у тебя за мозаика? - Лидочка  стремительно  отогнула край тельника, выглядывавшего из раздвинутого ворота косовской рубашки,  и оттопырила губы, читая синюю татуировку  на  выпуклой  его  груди:  -  "Не забудь мать свою". Ха-ха! Кто тебя разукрасил? Мне казалось, ты парень  из интеллигентной семьи.

    - Женщина! - Косов снял Лидочкину руку, опять взглянул  снизу  вверх  - она была на голову выше его. - Женщина, тебе известно,  что  я  командовал взводом морской разведки? А во взводе у меня были  и  блатники.  А  я  был мальчишкой, салагой, ходил, путаясь в соплях.

    - Ну и что? И разрешил себя расписать? Какое художество!

    - Женщина, мне нужно было держать их в руках. И я ходил на голове.

    - Та що ты ей объясняешь? - заторопился Подгорный, встал у окна, поднял лицо к лучам солнца.

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту