Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

87

С  вами  все!  Где  ваша  зачетная книжка! Дайте ее сюда. Оставьте ее здесь. И прошу вас выйти из аудитории!

    Сергей не ожидал этого.

    - Я  думал,  вы  зададите  третий  вопрос,  -  проговорил  Сергей,  уже испытывая раздражение  к  декану,  к  его  нервному  тону,  будто  Морозов намеренно  взвинчивал,  дергал  и  его  и  Константина.  -  Вы  не    даете сосредоточиться, Игорь Витальевич. Дайте Корабельникову подумать.  Сколько он хочет. Здесь не мотоциклетные гонки.

    - Вон ка-ак! - Морозов привстал,  вытянул  шею  из  воротника  апаш.  - Гонки? Я иного  мнения.  Противоположного.  Чушь  ерундите!  В  жизни  вам некогда  быть  тугодумом!  Двадцатый  век  с  его    планами    стремителен. Инженер-эксплуатационник должен  с  быстротой  молнии  принимать  решения. Должен знать производство, как родинки на лице жены. Возражаете, нет? Наши недостатки  идут  от  тугодумства,  из  негибкости,  из  незнания!  Больше поворотливости,  больше  инициативы,  находчивости  -  вот  основное    для инженера! Покиньте  аудиторию,  Вохминцев!  Немедленно!  И  в  болото  ваш либерализм! Не ожидал от вас!.. Выйдите!

    - Выйди, - попросил Константин и азартно и зло обернулся к Морозову.  - Что ж, спрашивайте, Игорь  Витальевич,  задавайте  вопросы.  Хуже  чем  на тройку  не  отвечу.  Пролетариату  нечего  терять,  кроме  своих  цепей... Задавайте вопросы.

    - Боитесь потерять стипендию?

    - Я не миллионер, Игорь Витальевич.

    - Ну что ж, попробуем! Слова не мальчика, но мужа! Готовьте  боеприпасы к контратаке!

    Сергей, удивленный внезапной решимостью Константина, в молчании положил на стол перед Морозовым зачетную книжку, взглянул на  Константина,  увидел какое-то отрешенное, улыбающееся его лицо и вышел из лаборатории.

    В коридоре шумно, сильно накурено.

    Уже сдавшие экзамен студенты стояли возле окон, сидели на подоконниках, залитых солнцем, ходили по коридору компаниями, ожидая последних, кто  еще мучился над билетами в опустевших аудиториях, договаривались, чтобы  всем, собравшись,  пойти  в  ближний  прохладный  бар  в  подвале,  с    чувством сброшенного  груза  и  свободы  выпить,  закусывая  сосисками,  по  кружке холодного пива, - так обычно завершался экзамен.

    Как только Сергей вышел, к  нему,  спрыгнув  с  подоконника,  вразвалку подошел низкорослый Косов, в морской фланельке, тесной на крутых плечах, и следом Подгорный, небритый, добродушно суживая золотистые глаза;  спросили почти одновременно:

    - Ну как? Порядок, Сережка? Или нулевая позиция?

    - Пока не знаю. Кажется, Костя  сыплется  с  великим  треском.  Морозов вскипел, когда Костя добровольно согласился на двойку. У  него  -  система креплений. Морозов больше читал нотаций, чем спрашивал.

    - Признак не шибко. - Подгорный озадаченно  пощупал  редкую  щетину  на щеках. - Влепит чи не влепит двойку?

    - Возможно, - ответил  Косов.  -  Обрати,  Сергей,  на  этого  танкиста внимание. За бритву не брался все экзамены. Под  Льва  Толстого  работает. Эпигон.

    - Та я ж и на фронте  перед  боем  не  брился,  -  не  сердясь,  сказал Подгорный. - Такая привычка. Не  можу!  Уверенность  должна  быть.  Як  же Костька-то, поплыл?

    - Подождем.

    Косов протянул Сергею пачку "Беломора",

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту