Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

84

руками.  Он  не  глядел  ни  на  Сергея,  ни    на    Константина    - заинтересованно  следил  за  игрой  бликов  на  потолке,  был,    казалось, полностью занят этим.

    Здесь была тишина, но в лабораторию отчетливо доносился  крик  воробьев среди листвы бульвара, звон трамваев, за дверью гудели  голоса,  колыхался тот особый неспокойный шум, который всегда связан с последними экзаменами.

    На столах перед Константином и Сергеем лежали билеты.

    - Ну, - сказал Морозов, -  кто  готов?  Кто  первый  ринется  в  атаку? Кстати, подготовка по билету - фактор чисто психологический. Это не  ответ по истории, по литературе,  представьте.  Там  требуется  оседлать  мысль, влить в железную форму логики. Я признаю даже косноязычное бормотание. Без риторических жестов, без ораторских красот. Горные машины - это  практика. Рефлекс.  Привычка,  как  застегивание  пуговиц.  Знание,  знание,  а    не ораторская  бархатистость  голоса.  Ну,  полустуденты,  полуинженеры,  кто ринется первый? Вы, Корабельников? Вы, Вохминцев?

    - Разрешите немного подумать? - сказал  Сергей,  набрасывая  на  бумаге ответы по билету, и усмехнулся. - У меня нет желания очертя голову идти  в атаку, Игорь Витальевич.

    После вчерашней сцены с Быковым, после долгого разговора с Константином он сед за конспекты и учебник поздно ночью, когда уже  все  спали,  лег  в четвертом часу, совершенно не выспался, встал, чувствуя тяжелую голову,  и не было в сознании той утренней ясности перед  экзаменом,  когда  накануне пролистан учебник и прочитаны все конспекты.

    Однако  ему,  казалось,  повезло:  неисправности  угольного    комбайна, металлические крепления, область применения их - все это помнил, но  не  в силах был нащупать точной и прямой последовательности, записывал на бумагу ответы, знал: Морозов по предмету своему ставил  только  или  двойку,  или пятерку.

    - Может быть, вы, Корабельников, решитесь?

    Морозов, продолжая с любопытством следить за бликами на потолке,  помял пальцами  тщательно  выбритый  подбородок,  внезапно  крикнул,  словно  бы обращаясь к матовой люстре над головой:

    - Будьте любезны, Корабельников, выньте  книгу  из  стола,  не  шуршите страницами! Не нарушайте академическую тишину! Вы где служили, в разведке? Плохо конспирируете! Я не признаю такой конспирации! Позор!  Что,  времени не хватило? Зуб болел? Или вечером кого-нибудь провожали? Кладите  учебник на стол и читайте в открытую! Это меня не пугает!

    Морозов оттолкнулся от подоконника, зашагал длинными ногами не к  столу Константина - в  конец  лаборатории,  задержался  перед  дверью,  зачем-то послушал гудение голосов в коридоре, и Сергей, не закончив писать  ответы, посмотрел на Константина с беспокойством.

    С потным лицом, покрытым смуглыми пятнами, Константин  сидел,  устремив взгляд на билет,  одна  рука  лежала  на  столе,  другая  была  искательно опущена. По всей позе его, по опущенной руке этой было видно:  он  "велико горел без дыма". Затем Сергей увидел, как Константин быстро вынул  учебник из стола, положил поверх билета, решительно встал.

    - Нет смысла, Игорь Витальевич. Все ясно.

    По тому, как  сказал  это  Константин,  по  тому,  как  проследовал  по аудитории к Морозову и подал

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту