Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

80

ни через час, ни через два - сидели  после обеда и разговаривали уже при электрическом свете, когда вспыхнули  первые фонари на улице и во дворе зажглись в лужах оранжевые квадраты окон.

    - Так где эти деньги? - спросил Сергей.

    - Вот. Десять тысяч. - Константин достал из внутреннего кармана  пачку, положил на стол. - Вот они, десять косых.

    - Спрячь, - быстро приказал Сергей. - Кажется, отец!..

    Хлопнула  дверь  парадного,  шаги  послышались  в  коридоре,  потом    - покашливание за стеной, стук снимаемых галош возле вешалки.

    - Отцу ни слова, - предупредил Сергей. - Ясно?

    - А! Знакомые все лица, и Костя у нас! -  сказал  Николай  Григорьевич, входя с потертым портфелем и газетой в руке и близоруко  приглядываясь.  - Что-то ты редкий у нас гость! Обедаете? Отлично. Я перекусил  в  заводской столовой.

    - Что значит перекусил? - возразил Сергей. - Когда?

    Николай Григорьевич как-то постарел, особенно заметно  это  было  после работы - пергаментная бледность,  морщины  усталости  вокруг  глаз;  густо серебрились виски, сединой были тронуты волосы. В  последние  дни  был  он молчалив, рассеян, замкнут, тайно пил утром и перед сном какие-то  ядовито пахнущие капли (пузырек с  лекарством  прятал  за  книгами  в  шкафу).  По вечерам подолгу читал газеты, а ночью, ворочаясь, скрипел  пружинами,  при свете настольной лампы все листал красные тома Ленина, делал на  страницах отметки ногтем, засыпал поздно.

    - Ты сел бы с нами, отец, - сказал Сергей недовольно. - Я  сам  готовил обед. Консервированный борщ.

    - И я вас давно не видел, - сказал Константин.

    -  Не  стоит,  я  сыт.  Не  буду  мешать.  -  Николай    Григорьевич    с предупредительностью кивнул обоим, прошел в другую комнату, за дверью тихо скрипнул стул, зашелестели листы газеты.

    -  Старик,  кажется,  болен,  но  виду  не  подает,  -  сказал    Сергей вполголоса. - Все время молчит.

    -  Так,  может,  для  старика  схлопотать    профессора?    -    предложил Константин. - Завозил одному дрова в сорок пятом. Телефон есть.  Терапевт. Из поликлиники Семашко. Блат. А-а, вот и  мой  шеф!  С  фабрики  приперся. Наконец-то!.. - вдруг сказал он и, привставая, словно бы поставил  кулаком печать на столе.

    Донеслись бухание  парадной  двери,  громкое  перхание,  топот  ног,  с которых сбивали грязь, грузные шаги  по  коридору  -  и  тотчас  медленный темный румянец пятнами пошел по скулам Константина.

    - Это он. Я пошел!

    - Подожди! - задержал его  Сергей  и  вылез  из-за  стола.  -  Что  ему скажешь? Что будешь делать? Бить морду?

    - Н-не знаю!.. Может быть. Здесь я не  ручаюсь!  -  Константин  блеснул заострившимися глазами на Сергея. - Что это за  осторожность,  Сереженька? Кажется, тогда, в "Астории", этой осторожности не было?

    - Подожди! Вместе пойдем!..

    В это время раздался басовитый, раскатистый голос из коридора:  "Костя, Константин!" - затем вибрирующий  стук  в  дверь,  и  в  комнату  суетливо втиснулся в неснятом, защитного цвета полурасстегнутом  пальто  Быков;  от свежего уличного воздуха квадратное  лицо  розово;  брови  расползались  в настороженно-радостном удивлении;  развязанный  шарф  болтался,  свисал  с короткой его шеи.

    - Константин, вернулся,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту