Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

79

равно  - ворованная. Ясно? Дошло? А я подожду вашего супруга! - Он схватил чемодан, оглянулся  бешеными  глазами.  -  У  меня  есть  время,    милая    Серафима Игнатьевна. Я подожду!

    В коридоре он тоскливо замялся против  двери  Вохминцевых,  не  решаясь войти, стоял, пытаясь успокоиться, потом все же постучал несильно.

    - Можно?

    - Войдите.

    Сергей лежал на диване, листал толстый  учебник  по  горным  машинам  и одновременно, наматывая волосы  на  палец,  сбоку  заглядывал  в  тетрадь. Константин сначала, чуть-чуть приоткрыв дверь, увидел его утомленное  лицо и пепельницу на стуле, заваленную окурками, вошел совсем бесшумно, спросил шепотом:

    - Здорово. Ты один?.. Один?..

    Отбросив книгу, Сергей пристально взглянул на Константина, опустил ноги с дивана, изумленный.

    - Подожди, насколько я понимаю, ты удрал в  Одессу?  Ты  откуда?  Ну  и видик у тебя, хоть выжимай! Что там, землетрясение? Раздевайся!

    - Один? Больше... никого?.. - переспросил шепотом Константин,  скашивая брови на дверь в другую комнату. - Аси и отца нет?

    - Никого. Да раздевайся! Чихать начнешь завтра как лошадь. Вон влезай в отцовскую пижаму! - грубовато приказал  Сергей.  -  Ну  что  стряслось?  И вообще, что напорол с институтом?

    - Плащ сниму, пижаму не надо, а под копыта дай старую газету - твоя Ася насмерть убьет за лужи! - И Константина передернуло. - Вот, Серега! Если я сегодня не изобью Быкова - понял? - буду последняя сволочь.  Я  влип,  как цыпленок...

    - Что? Куда влип? - Сергей нахмурился. - Говори яснее!

    - Чемоданчик, который он мне сунул для дальнего родственничка, был не с маслом, не с хлебом - с отрезами бостона! И этот домик, куда я приехал,  - спекулянтский. Удрал, как заяц, фамилию свою забыв!

    - Дурак ты чертов! - выругался Сергей. - Совсем ошалел, что ли? Чемодан чужой повез... Ты что, не знал, что такое Быков?

    - Пойдем, - попросил Константин, пощипывая усики. - Пойдем в павильон к Шурочке. Пообедаем. И поговорим...

    - Никуда не пойдем!

    Сгущались в комнате сумерки, дождь перестал, и лужи во  дворе,  влажный асфальт, мокрые крыши домов блестели, отражая после грозы тихое вечереющее небо.

    Сергей  открыл  форточку,  свежо  потянуло  речной    сыростью,    звучно шлепались об асфальт редкие капли, обрываясь с карнизов. Он повторил:

    - Никуда не пойдем. Пообедаем здесь. И поговорим здесь. Ты мне  еще  ни черта не объяснил,  почему  удрал  из  института.  Завтра  сдавать  горные машины. Знаешь это? Или спятил?

    Константин  с  ироническим    выражением    полистал    толстый    учебник, насмешливо заглянул  в  записи  Сергея,  сделал  движение  головой,  будто кланяясь в порыве светской благодарности.

    - Целую ручки, пан студент, целую ручки... Вечер добрый. Желаю пятерку. Что ж, - он вежливо улыбнулся, - каждый умирает в одиночку. Но если уж  ты стал равнодушным - наступил конец света.  Целую  ручки.  -  И,  язвительно кланяясь, потоптался на газете, зашуршавшей под его грязными ботинками.

    Сергей, не расположенный к шуткам, ударил его по плечу, заставил  сесть на стул.

    - Иди... знаешь куда? Гарольд Ллойд, юморист копеечный! Сиди, никуда не уйдешь. Пока сам не выгоню, понял? Будем обедать.

    Но он не прогнал Константина

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту