Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

50

знаю, кого я убил, я не видел, - неровным  голосом  задавленного волнения проговорил господин Дицман. - Фаустпатроном я подбил  один  танк. Он назывался у вас "тридцатьчетверка". Я стрелял из подвала на  набережной Шпрее, когда ваши продвигались к рейхстагу. Танк  загорелся,  и  больше  я ничего не видел. Следующий ваш танк... как его... "И-Эс"... Иосиф  Сталин, да? Второй танк заметил нас и выстрелил по окнам подвала. Мы быстро ушли.

    Господин Дицман потискал пачку сигарет, понюхал ее, отбросил на столик, упреждая вопрос Самсонова усмешкой:

    - А сколько немцев убили вы, господин Самсонов?

    Самсонов ответил неприязненно:

    - Я служил  переводчиком  в  штабе  армии,  поэтому  не  стрелял...  Вы фаустпатроном сожгли, если вам верить, один танк,  значит,  убили  четырех советских танкистов. Во имя чего? Вы вольно или невольно защищали  нацизм? Так?

    - Господин Самсонов! - вскричал Дицман и  повалился  спиной  в  кресло, вскидывая нервные руки, мотая кистями рук, точно притворно пощады  просил. - Я был мальчишка, зеленый глупец, с одураченным сознанием, я  был  только барабаном, на котором сколько угодно можно было выстукивать патриотические марши! И... если мы начнем упрекать  друг  друга,  мы  никогда  не  найдем общечеловеческую  истину!  Мы  тоже  потеряли    более    десяти    процентов населения! Но я не думал спрашивать, сколько  немцев  убили  вы,  господин Самсонов, и сколько убил господин Никитин, а он не служил в штабе,  как  я знаю... а был офицером артиллерии и, значит, не  ангелом  во  плоти  и  не гандистом! Не так, господин Никитин?

    - Откуда вам  так  много  известно  про  меня,  не  говоря  уж  о  моем характере? - спросил Никитин с оттенком спокойного шутливого  интереса.  - По-моему, мы встречаемся впервые.

    - Разве не мог я вас встретить в войну? - засмеялся Дицман,  и  высокий женственный лоб его замаслился  испариной.  -  Ну,  например,  в  Берлине? Возможно? Могло так быть?

    - Это почти невозможно, - ответил Никитин полусерьезно. -  Я  не  люблю беллетристику, а тем более фантастику. Я реалист, господин Дицман.

    - И в реализме  многое  возможно,  так  много,  что  об  этом  даже  не подозревают сами реалисты! В Берлине сошлись вплотную две  многомиллионные армии, и там я мог вас... - Дицман, раздувая тонкие ноздри, взял  бокал  и как бы задавил неприятно незаконченную фразу глотками  вина.  -  Но  я,  - продолжал он, салфеткой вытерев губы и пьяно растягивая  слова,  -  но  я, если бы знал, что  передо  мной  русский  интеллигент,  например  писатель Никитин, я не стрелял бы в него...

    - Стреляли бы, - уверенно сказал Никитин. - И я бы стрелял, если бы вас встретил тогда. И это опять реализм. И ничего тут не поделаешь.

    - Нет, вы бы не застрелили меня, именно вы... -  очень  тихо  выговорил заплетающимся языком Дицман. - Вы были тогда мальчишка и не застрелили  бы меня, тоже мальчишку... Я чувствую,  я  знаю.  Или  какую-нибудь  немецкую девушку... Нет, вы не застрелили бы... Господин Самсонов решительнее  вас: бац - и нет еще одного немца, ненавистного немца...

    - Шумел камыш или тайны мадридского  двора  в  стиле  Кафки,  -  сказал по-русски Самсонов и вновь подтолкнул Никитина под столом: мод, что это

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту