Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

71

дурь прошла...

    Закуривая душистую папиросу, Константин только промычал отрицательно, с отвращением сморщившись при  мысли  о  водке,  кивнул  рассеянно  Серафиме Игнатьевне  (она  налила  ему  в  огромную  чашку  горячего  крутого  чая, придвинула сахарницу).

    В комнате Быковых было ощущение тепла, довольства, недавнего праздника, по-зимнему пахло хвоей, серебрилась густой мишурой елка в углу меж окнами; вокруг, теснясь, сияла под солнцем старинная полированная мебель. На  полу - толстый и пушистый немецкий  ковер  зеленел  травой,  цветистый  и  тоже немецкий ковер - на  диване,  повсюду  антикварные  фарфоровые  статуэтки, хрустальные вазы  на  буфете,  бронзовая,  комиссионного  вида  настольная лампа: немецкая овчарка задранным вверх носом поддерживает  голубой  купол абажура - безвкусица и неумелое стремление к  крепкой  и  прочной  красоте создавали этот странный добротный уют.

    - А где ж твой приятель, неразлей-вода,  Сергей-то  твой?  -  спрашивал Быков, истово прихлебывая из стакана. - Или врозь?

    - Сегодня - да. Сегодня я в одиночестве, - сказал  Константин,  положил папиросу на грань блюдечка, стал размешивать сахар в чашке.

    Быков между  тем  аккуратно  взял  папиросу,  переложил  ее  с  той  же аккуратностью в пепельницу, благодушно закряхтел.

    - Оно, приятели-то, конечно, хорошо, да семья лучше. Жениться  бы  тебе надо. А то деньги туда-сюда мотаешь, а цели нет. Когда жена в  доме,  есть куда деньги-то нести. Помочь, что ли, жениться-то? - Быков, весь  вспотев, промокнул багровый лоб салфеткой. - Я тебе на фабрике кралю такую подыщу - пальчики пообкусишь. У нас девчат хороших - табунами ходят. Комната у тебя есть. Да вот  глаза  родительского  на  тебя  нет.  А  я  родителев  твоих прекрасно знал. (Серафима Игнатьевна вздохом подняла, опустила  над  краем стола полную грудь.) Знал, м-да... Интеллигентные были люди...

    - Превосходно, благодетель вы мой! - воскликнул Константин, делая  вид, что от радости захлебнулся  чаем.  -  Как  это  прелестно  -  коммерческий директор сват у своего шофера!  Это  демократично.  Я  заранее  троекратно благодарю вас!

    И,  сдерживая  подмывающую  веселую  злость,  притворяясь  через    меру растроганным, пустил папиросный дым  кольцами  к  потолку;  разговор  этот занимал его.

    - Смеешься никак? Или в себя не  пришел  после  похмелья-то?  -  сурово спросил Быков. - У  меня  образование  не  такое,  как  у  тебя,  классов, институтов не кончал. У меня опыт вот где! - Он похлопал звучно  по  своей толстой короткой шее. - Все из практической жизни, из уважения  к  хорошим людям, к государству. Вот как оно  складывалось.  Большого  не  достиг,  в министры не вышел, а по хозяйственной части,  сам  знаешь,  конкурентов  у меня мало. У меня фабрика ни разу без материалов,  сырья  не  простаивала. Нету у меня на поприще снабжения конкурентов. А все от опыта. Так  или  не так? Так что ж ты дураком лыбишься? Мало я тебе добра сделал?  Только  все ведь в трубу пускаешь! Денег огребаешь кучу! Левачить разрешаю... И все  в трубу.

    Константин притворным ужасом округлил глаза.

    - Да что вы, Петр Иванович! Какие тут улыбки? Смех сквозь  слезы.  "Над кем смеетесь?" Мне хочется хохотать  над

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту