Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

69

тапочки? Вы думаете, я буду портить свои единственные туфли?

    С намыленной щекой он чрезвычайно поспешно кинулся  к  дивану,  вытащил из-под него стоптанные тапочки, неуверенно покрутил их в руках. Ася,  стоя возле ведра, поторопила его:

    - Ну давайте! Что вы их разглядываете? Брейтесь!

    Он с непривычным замешательством покорно подошел к зеркалу;  в  глубине его было видно: она,  опираясь  на  швабру,  быстро  сняла  туфли,  надела тапочки; потом подтянула юбку, заправила ее за поясок. Он заметил, ноги  у нее были прямые, высокие, с сильным подъемом,  -  и  тотчас  узкие  черные глаза испуганно-гневно скользнули по его лицу  в  зеркале.  Она  крикнула, одергивая юбку:

    - А ну отвернитесь! Как вам не стыдно!

    - Ася, милая... - сказал Константин.

    - Какая я вам еще "милая"?

    - Ну хорошо, просто Ася, почему  вы  меня  так  терпеть  не  можете?  - спросил Константин, уставясь мимо зеркала  в  стену,  с  опасением  ожидая треск двери за спиной.

    Она помолчала. Она как будто замерла, всматриваясь в его спину.

    -  Вот  что.  Идите  к  окну  и  добривайтесь  наизусть!    -    подумав, по-взрослому опытно приказала Ася. - И не смейте смотреть в зеркало, что я буду делать! Я не люблю, когда за мной наблюдают.

    - Я буду так... как приказано... Только приказывайте.

    Он послушно двинулся к окну,  сияющему  морозно-солнечной  насечкой  на стекле, вздохнул облегченно, стал добриваться "наизусть", ощупью, слыша ее несильные  движения,  плеск  воды,  мокрый  шорох  швабры  по    полу;    ее возмущенный голос звучал в его комнате:

    - Понимаю: у вас пол заменял пепельницу! Журналы -  половую  тряпку.  А это что за бутылки у стены? Это вы все  выпили?  К  вам  что  -  приходили всякие женщины?

    - Ася!.. - взмолился Константин, делая попытку обернуться.

    - Пожалуйста, молчите! Я вас не спрашиваю, я все знаю. Если бы  я  была вашей сестрой, я бы всех ваших знакомых разогнала на  четыре  стороны.  Не разрешила бы гадостей!

    "Она девочка! - подумал он с тоской. - Сколько лет мне  и  сколько  ей? Страшная разница!"

    - Если бы вы были моей сестрой, Ася!

    - Я не хочу быть вашей сестрой!

    Она отодвинула с грохотом стул, швабра стукнула  о  плинтус  возле  ног Константина, зловеще зашуршала бумага в  углу,  снова  стукнула  швабра  о плинтус - и сейчас же удивленный голос  Аси  заставил  его  обернуться  от окна:

    - Кто это?

    Прислонив швабру к подоконнику, Ася бережно, кончиками пальцев сняла  с этажерки маленькую пожелтевшую фотокарточку.

    - Ваша мама? Я ее не знала такой... Это ваша мама?

    - Мама. Тоже не помню  ее  такой.  Фотокарточку  отодрал  от  какого-то старого документа, - сказал Константин. - Двадцать шестого года.

    - Где ваши отец и мать?

    - Исчезли.

    - Куда исчезли? - еле  внятно  спросила  Ася,  не  отрывая  взгляда  от молодой женщины с оживленным лицом, коротко подстриженной под мальчика.  - Она очень красивая, мама ваша... Куда они исчезли?

    - Люди исчезают тогда, когда умирают или когда их заставляют умирать, - сказал Константин.

    - Костя, Костя, Костя, здесь что-то не так, вы что-то не  говорите,  вы что-то скрываете! - заговорила торопливо  Ася.  -  Пожалуйста,  объясните, слышите? Это секрет? Секрет?

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту