Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

66

      15

    Константин вернулся на рассвете  -  уже  серели  окна,  -  пошатываясь, ощупью поднялся по лестнице спящей квартиры, с пьяной осторожностью открыл дверь в свою комнату; не зажигая света, долго пил из графина воду  жадными глотками. Затем упал  на  диван,  не  сняв  костюма,  лежал  неподвижно  в темноте, его отвратительно подташнивало, и он не скоро уснул.

    Проснулся поздним утром - болело, ломило в висках,  мерзкий,  пороховой вкус был во рту.

    - Э-э, идиот!  -  сказал  он  вслух,  поморщась,  будто  был  в  чем-то смертельно виноват.

    Угнетало его, не давало покоя то, что остаток ночи провел в  совершенно незнакомой  компании  -  возвращаясь  после  встречи  Нового  года  домой, неожиданно вспомнил адрес Зои, с которой познакомился недавно,  поехал  на окраину Москвы. Там, в чужой компании,  много  пил,  ругался  с  хмельными крикливыми парнями, потом вывел робко отталкивающую его  Зою  в  переднюю, целовал ее шею, грудь сквозь расстегнутую кофточку, и  она  говорила  ему, что сейчас не нужно, что сюда войдут,  а  он  убеждал  ее  куда-то  вместе поехать.

    "Что я там наделал? Что я там натворил?" - ворочаясь  на  диване,  стал вспоминать Константин, но помнил лишь смутные лица  этой  чужой  компании, крик, хохот,  ощущение  своих  плоских,  тогда  казавшихся  блистательными острот,  и  эту  переднюю,  испуганно  сопротивляющиеся  глаза    Зои,    ее испуганный шепот: "Костенька, потом, потом..."

    "Что я наделал, что наговорил, идиот в квадрате! Зачем? -  подумал  он, испытывая брезгливость к себе, ко всему тому, что было  в  конце  ночи.  - Зачем я живу на свете таким непроходимым ослом? Именно ослом, животным!.."

    С наслаждением уничтожая себя, он сам  казался  себе  глупым,  плоским, ничтожным и не искал, не находил оправдания тому, что было  вчера.  В  его памяти  одним  ясным  пятном  задерживалось  начало  вечера:  елка,    Ася, мандарины, снегопад на улице, приход в студенческую компанию. Но  все  это затмевалось, все было убито поздним, черным, ядовито-черным,  уже  пьяным, бессмысленным.

    Хотелось пить. Он потянулся к графину, который почему-то стоял на полу, начал пить, разливая воду на грудь, глотками сбивая  дыхание,  обессиленно поставил графин на пол. Не вставая,  долго  искал  по  карманам  папиросы, пачка оказалась разорванной, смятой, пустой. Он швырнул ее без облегчения, вспоминая, где можно найти окурок. "Бычки" могли быть на  книжных  полках, где-нибудь в уголке: читая перед сном, загасил папиросу, оставил на всякий случай.

    Константин приподнялся, пошарил  на  полках  над  диваном  и  не  нашел "бычка". Потом, расслабленный, он лежал в утренней тишине дома, слышал все звуки с болезненной отчетливостью, силясь понять смысл  вчерашней  пьянки, этого утра, тишины и этой  омерзительной  минуты  похмельного  лежания  на диване.

    "Что делать? Что делать?" - думал он, глядя в потолок, на  однообразную простоту электрического шнура, на  сеть  извилистых  трещинок,  освещенных тихим зимним солнцем.

    Внизу, в безмолвии дома, на кухне глухо,  как  из-под  воды,  загремела кастрюля или сковорода, донеслись голоса - должно быть, художник Мукомолов жарил обычную  свою  утреннюю  яичницу  из  американского

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту