Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

61

полк.

    - У каждого судьба складывается по-своему. В войну - особенно.

    Слыша голос Уварова,  Сергей  опять  потянулся  за  сигаретами  -  было горько, сухо во рту, но  сигарету  не  достал,  рука  осталась  в  кармане пиджака, и, сидя так, в полутени, в  этом  неудобном  положении,  чувствуя возникшую тяжесть во всем теле, он думал с раздражением  на  самого  себя: "Не так, не так говорю с ним! Он уверен, спокоен... И мне надо говорить... Только спокойно!.." С коротким усилием он изменил неловкую позу, посмотрел неприязненно в ждущие глаза Уварова.

    - Не забыл лейтенанта Василенко? Надеюсь, ты помнишь его?

    - Но откуда ты все можешь знать? - Уваров сделал изумленное лицо, шумно выдохнул из себя воздух, как спортсмен после длительного бега. - Тебя ведь увезли в госпиталь, насколько я помню?

    - Я встретил в госпитале  писаря  из  трибунала.  Это  тебе  ничего  не говорит?

    -  Ох,  Сережа,  Сережа,  -  сказал  Уваров  с  выражением  тяжелейшего утомления. - Ниночка, - позвал он расслабленно, - я уже бессилен... Я  уже не могу!..

    Сергею было неприятно, что Уваров обращался к Нине, как будто в  поиске у нее поддержки и как будто заранее зная, что  эта  поддержка  будет.  Она подошла, осторожно улыбаясь  обоим,  и  Сергей,  нахмуренный,  отвернулся, подумал: "Почему она вмешивается в то, во что не должна вмешиваться?"

    За столом хаотично шумели, кричали голоса, крики,  смех  смешивались  в оживленный гул, заглушая разговор на тахте. Но ожидаемого мира не  было  в этой комнате. Он был и не был. Мир был фальшив.

    - Мальчики, садитесь за стол! - поспешно сказала Нина и погладила обоих по плечам. - Хотите - для вас я найду водку? Старую бутылку.  Привезла  из Сибири. С довоенной маркой!

    -  Подождите,  Ниночка!  -  мягким  баском  произнес  Уваров,  взглядом задерживая Сергея. - Мы не договорили.

    - Мы договорили, - сказал Сергей.

    - Нет, Сережа, - перебил Уваров все так же мягко. - Простите,  Ниночка, можно нам еще минутку один на один?

    - Да, да, я ухожу, говорите.

    Сергей сознавал всю глупость, всю неестественность своего  положения  и хорошо понимал, что не может, не имеет права быть сейчас здесь, сидеть  на одной тахте с Уваровым, но что-то сдерживало его, и он, как бы помимо воли своей, старался дать себе отчет, чего же он не понимал в этом  новом,  все забывшем, казалось, Уварове, а знакомое и  незнакомое  лицо  Уварова  было потно, голубые глаза чуть покраснели,  в  них  по-прежнему  -  добродушие, веселая искристость, желание мира.

    - У тебя, Сергей, странные подозрения. Основанные на слухах. У тебя нет никаких доказательств.  Остынь  и  рассуди  трезво.  Я  не  хочу  с  тобой ссориться, честное слово. То, что было,  -  черт  с  ним,  забудем.  Я  не навязываю тебе дружбу, хотя был бы рад... Пойми,  Сережа,  нам  учиться  в одном институте, только на разных курсах. Я стою за то,  чтобы  фронтовики объединялись, а не разъединялись. Нас не так много осталось.  Ей-богу,  ты во мне видишь другого человека. Хотя, я понимаю,  это  бывает...  Я  хочу, чтобы ты объективно понял... Я сам себя часто ловил на  том,  что  сужу  о людях не гак, как надо.

    - Товарищи фронтовики, прекращайте секреты! -  крикнул  Свиридов  из-за

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту