Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

60

Сергея за локоть, кивая ему просительно, и  затем  взяла  за локоть пожавшего плечами Уварова,  легонько  толкнула  их  друг  к  другу, прошептала обоим:

    - Ну, мир? Перемирие? Сидите.

    - Я готов, - принужденно сказал Уваров. - Но перемирие может состояться тогда, когда его хотят обе стороны.

    - Он прав, - ответил Сергей, в  то  же  время  думая:  "Мелодрама!  Чем кончится эта мелодрама?  Зачем  он  хочет  поговорить  со  мной?  И  зачем вмешивается Нина?.."  Он  договорил:  -  Братание  вряд  ли  у  нас  может получиться.

    - Нет, нет, только мир, - уверительно повторила Нина. - Мир, мир. Прошу вас обоих, Сережа.

    Уваров расстегнул пиджак, удобнее развалился на тахте, полное лицо  его выражало добродушную обезоруженность.

    - Боюсь наболтать банальщины, Ниночка, но один в поле не воин.

    Сильный, голубоглазый, в своем клетчатом, сшитом,  видимо,  в  Германии костюме, Уваров бесцеремонно начал разглядывать полочки сбоку тахты,  стал трогать фигурки тунгусских богов, образцы кварца, говоря  своим  рокочущим баском:

    - Геологи, в особенности женщины, - удивительные люди. Стоит им хотя бы на полгода обосноваться в городе, как окружают себя  тысячами  вещей.  Это что же - тяга к уюту? А, Ниночка? Или - ха-ха! - геологическое  мещанство? Хм, что это  за  сопливый  слон?  Не  положено.  Мещанство.  На  партийное собрание вас.

    - Я беспартийная, Аркадий.

    - На суд общественности  вас.  Экую  настольную  лампу  в  комиссионном оторвали! Мещанство первой марки!.. Да,  да,  Ниночка!  Верно,  Сергей?  - обратился он к Сергею дружелюбно и просто, как к  близкому  знакомому,  от его манеры гладко говорить повеяло чем-то новым. Этот Уваров не был  похож на того, фронтового Уварова, который  три  месяца  командовал  батареей  и которого он встретил в ресторане недавно.

    Широкая фигура Уварова в просторном немецком костюме раздражающе  лезла в глаза, и какая-то непонятная сила сдерживала Сергея, заставляла  сидеть, наблюдать за ним с особым  едким  интересом.  "Нет,  в  ресторане  он  был другим. Тогда в нем было то, фронтовое: взгляд, осанка,  тогда  он  был  в кителе..." И он чувствовал испарину на висках, но не вытирал ее - не хотел выказывать скрытого волнения.

    - Мещанство надо понимать иначе, - когда  человек  трясется  только  за свою шкуру, - сказал Сергей. - Это известная истина.

    - Сережа, - робко остановила его Нина и вздохнула. - Ну я прошу... Я не буду мешать. Я лучше уйду.

    Уваров, однако, со спокойным видом покачал на  ладони  кусочек  кварца, спросил:

    - Не остыл еще? Ну скажи, Сергей, признаешь объективный и  субъективный подход  к  вещам?  Мы  с  тобой  воевали,  но  некоторые  штуки  оценивали по-разному.

    - Ты воевал? - Сергей раздавил  окурок  в  пепельнице  на  тумбочке.  - Правда одна. Ты хочешь две!..

    - Значит...

    - Значит, братская могила?

    - Какая могила?

    - Вали все в одну яму? Все, кто был там, воевали?

    - Вот что, Сережа... -  медленно  проговорил  Уваров,  положив  кусочек кварца на полочку, и, так же  медленно  и  вроде  без  охоты  шутя,  вынул военный билет. - Может, ты посмотришь мой послужной список?

    - Я знаю его, - сказал Сергей. - Ты пришел к нам из запасного  полка  и ушел в запасной

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту