Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

58

очки  странно  увеличивали  его  по-мальчишески косящие глаза, и лицо, худое, остроносое, имело обалделое выражение.

    - Я вас знаю и понимаю! - сказал он с категоричной хмельной прямотой. - Огонь, дым, смерть... и  студенческая  скамья,  карточки  и  профессора  в пальто на кафедре. Поколение, выросшее на войне, и поколение,  выросшее  в тылу. Вы воевали,  мы  учились.  Два  разных  поколения,  хотя  разница  в годах... с воробьиный нос. Вы презираете наше поколение за то, что оно  не воевало?

    - Пожалуй, нет, - сказал Сергей. - А к чему этот вопрос?

    Локоть паренька, как по льду, оскальзывался на краю стола,  стекла  его очков ядовито сверкали, и Сергей заинтересованно глядел на него.

    - Бросьте! - Паренек в очках взъерошился, хлопнул носильным кулачком по столу. - Поколение, испытавшее дыхание смерти, не может быть объективным к тем, кто не воевал! А я не воевал!

    - И что же?

    - Откровенность за откровенность. Отвечайте мне!

    - Только на равных началах. Вы уже громите стол кулаком. Равенства нет, - ответил Сергей. - Вы меня запугиваете.

    Взрыв смеха раздался за дальним концом стола - разговор, вероятно,  был слышен там. И, удивленный вниманием к себе,  Сергей  поднял  голову  и  не сразу увидел в полутени абажура, среди молодых  возбужденных  и  смеющихся лиц, чье-то очень знакомое лицо - оно, казалось, ободряло и кивало ему.  И рядом было женское лицо, которое искоса  смотрело  в  направлении  Сергея, кривилось вымученной гримасой.

    "Уваров?.. Он здесь?" - мелькнуло у Сергея, и его словно обдало горячим парным воздухом. Было что-то противоестественное в том, что, войдя  в  эту комнату, он в первую минуту  не  заметил  их  -  Уварова  и  его  девушку, кажется, ее звали Таня... Но вдвойне большая противоестественность была  в том, что, зная друг о друге то, чего не знали другие, они сидели за  одним столом, и Уваров, как будто между ними ничего не было, даже ободряя, кивал ему сейчас, а он, нахмурясь, еще не знал, что надо было ответить и  делать на это участие.

    - Тиш-ше!

    - Радио, радио включите!

    - Петька, поставь бутылку, кто открывает вилкой?

    - Ша, пижоны, как говорят в Одессе!

    Крики эти, смех, толчея в  комнате  уже  проходили  мимо,  не  касались сознания Сергея. Он, соображая, что ему делать, видел, как Уваров ножом, с настойчивой требовательностью стучал по бутылке. Он  устанавливал  порядок на своем конце стола, и две девушки, сидя напротив Уварова, что-то  весело говорили ему через стол, а он отрицательно качал головой.

    "Что это? Зачем это? Как он здесь?.. - спрашивал  себя  Сергей.  -  Его знают здесь?" - соображал он, ища решения, и  тут  же  услышал  удивленный шепот Константина над ухом:

    - Ты ничего не видишь? Куда мы попали, маэстро? Ты видишь  того  хмыря, ресторанного? Твой фронтовой дружок? Что происходит?..

    - Сиди и молчи,  Костя,  посмотрим,  что  будет  дальше,  -  вполголоса ответил Сергей.

    - Так что ж вы  замолчали?  -  просочился  сбоку  из  папиросного  дыма нетерпеливо задиристый тенорок, и придвинулось к Сергею ядовитое сверканье очков.

    - Мы разве с вами не доспорили? - плохо  вникая  в  смысл  своих  слов, ответил Сергей. - Кажется, все ясно.

    В это время прозвучал

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту