Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

57

сжал ее пальцы и тотчас вынул из карманов две бутылки вина, поставил их на тумбочку, меж валявшихся кучей мужских шапок, договорил шутливо-галантно: - Прошу вас, Нина, без ненужных слов. Живем  в тяжелое время карточек, лимитов и прочее... А кажется,  -  он  моргнул  на дверь, - мужчин здесь хватит. Простите, вы на меня не сердитесь?

    - Нет, нет, что вы! - воскликнула Нина. - Хорошо, идемте. Я вас  сейчас познакомлю со всеми.

    - Только ни с кем нас не знакомь, - остановил  ее  Сергей.  -  Мы  сами познакомимся.

    Их встретили оживленным гулом,  обрадованными  возгласами  полушутливых приветствий, как встречают даже в  незнакомой  компании  новых  гостей;  в плавающем папиросном дыму  лица  повернулись  к  ним;  совсем  молоденький паренек в очках, как-то неудобно  сидя  у  края  стола,  неизвестно  зачем зааплодировал, глядя на Нину, заорал ожесточенно:

    - Горько!

    И в полутени  абажура  пара,  топтавшаяся  в  углу  комнаты  под  звуки патефона, обернулась  с  любопытством;  и  кто-то  приподнялся  с  дивана, помахал им в знак приветствия. Стоя среди говора, движения,  шума,  Сергей мгновенно понял, что их ждали здесь, в этой, видимо,  давно  знавшей  друг друга  компании;  и  он,  неприятно  оглушенный,  скованный  и  шумом,    и многолюдством,  не  очень  ловко  представился  всем    сразу    вместе    с. Константином:

    - Сергей.

    - Костя, он же Константин.

    И тут же Нина, встав между ними, спросила: "Все познакомились?" - после чего взяла обоих под руки,  подвела  к  столу,  поворачивая  голову  то  к одному, то к другому, сказала ласково:

    - Мы сядем здесь. Я - посредине. Будете за  мной  ухаживать  оба.  -  И добавила  шепотом:  -  Видите,  я  уже  многих  посадила  за  стол:  негде танцевать. Пусть сидят. Я сейчас. Садитесь! - Она посадила их и, улыбаясь, скользнула глазами по толкотне в комнате. - Товарищи  геологи  и  горняки, прошу всех к столу!  Мальчики,  посмотрите  на  часы.  Свиридов,  оставьте патефон и включите радио!

    Патефон  захлебнулся  и  смолк,  перестала  шипеть    пластинка.    Потом загремели стулья,  пододвигаемые  к  столу,  послышались  со  всех  сторон возгласы:

    - Пора, пора, терпежу нет! Включить радио!

    И сейчас же за  столом  стало  теснее,  заколыхались  незнакомые  лица, девушки со смехом стали разбирать разномастные, собранные, по-видимому,  у всех соседей тарелки, парни  с  бывалым  видом  пьющих  людей  взялись  за бутылки,  изучающе  рассматривая  этикетки;  кто-то  потребовал  рокочущим басом:

    - Штопор мне, Ниночка, штопор! Дайте мне орудие производства!

    - В углу! Сдерживайте Володьку и отберите у него селедку! Сожрет все  в новогоднем восторге! - крикнули в конце стола.

    Возникло то оживление, когда садятся за стол, и прежней  растерянности, появившейся вначале у Сергея при виде этой толчеи незнакомых  людей,  уже, казалось, не было. Он закурил, поискал глазами пепельницу и  не  нашел  ее рядом, но тогда сосед справа, паренек в очках, некстати  заоравший  давеча "горько", пододвинул к нему чистое блюдечко, сказал с нетрезвой вескостью:

    - Сойдет! В этой компании сойдет, верно, Сергей?

    Был он навеселе - похоже, выпил перед тем, как идти сюда, - и был  пьян смешно, как-то неряшливо,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту