Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

54

За что?

    Она, не отвечая, с независимой строгостью ходила вокруг елки,  все  еще держа двумя пальцами блестящий шар, поднималась на носках, напрягая  ноги, решительно отводила ветви локтем,  угловатая,  неловкая  в  очень  широком зеленом джемпере. И Константин, вздохнув, поднялся с  дивана,  подавляя  в себе растерянность оттого, что она  молчала,  затем  дружески  заулыбался, желая смягчить ее непонятную неприязнь к нему.

    - Давайте я повешу, Асенька,  у  меня  длиннущие  руки.  И  улыбнитесь, пожалуйста. Девочкам не идет хмуриться, ей-богу!

    - Уйдите! Я вас не просила!

    Она отдернула  руку,  спрятала  шар  за  спину,  и  Константин,  словно натолкнувшись на что-то острое а жесткое, помолчал в озадаченности,  опять вздохнул.

    - Что ж, Асенька... У вас такое лицо, что вы можете меня побить. Ну что я должен сделать, чтобы заслужить ваше расположение?

    - Как вам не стыдно! Не думайте, что я девочка, ничего  не  понимаю!  - торопливо заговорила она. - Мы получаем хлеб по карточкам. Все получают, а вы мандарины приносите! Откуда они у вас? Быков дал? Я  видела...  видела, Быков утром мандарины на кухне мыл! Вы у него взяли?

    Константин посмотрел на маленький чемодан, на мандарины  возле  елки  - мандарины эти он принес вместо новогоднего  подарка  -  и  развел  руками, блеснули запонки на манжетах.

    - Ася, у меня достаточно денег, чтобы купить на Тишинке  мандарины.  За что вы меня упрекаете?

    Она перебила его:

    - Тогда откуда у вас деньги? Я знаю, как плохо  живут  люди,  а  у  вас откуда? Значит, вы нечестно живете! Разве шофер  столько  денег  получает? Нет, нет, я знаю!  Если  бы  папа  узнал,  что  вы  принесли  эти  ужасные мандарины! Он бы вас выгнал!..

    Все лицо ее источало брезгливость, презрительно  опустились  края  рта; она мотнула косой по спине и, вешая шар на елку,  договорила  через  плечо стеклянным голосом:

    - Не ходите к нам больше! Поняли?

    - А-ася, - жалобно сказал Константин. - Зачем резкости?

    Нарочито громко вздыхая, он стоял позади нее и, пытаясь  нащупать  путь примирения, обескураженный ее злой прямотой, не знал, что говорить с  этой девочкой.

    Когда он услышал голос вошедшего в комнату Сергея: "Н-да, черт побери!" - и увидел, как тот рассеянно, хмуро зачем-то похлопал себя  по  карманам, Константин вторично попробовал растопить  ледок  неприязни,  повеявшей  от Аси, засмеялся:

    - Твой разговор по телефону напоминал доклад. Ася,  его  часто  рвут  и терзают по телефону? - спросил он, снова обращаясь к Асе, еще не  в  силах преодолеть инерцию трудного разговора с ней, и тут  же  понял  -  говорить этого не стоило.

    - Ася, выйди в другую комнату, - сухим тоном приказал Сергей. - Ну  что ты стоишь?  Выйди.  У  нас  мужской  разговор,  -  повторил  он  резче,  и Константин заметил, как при каждом  слове  Сергея  замирала  худенькая,  в широком джемпере спина не отвечавшей ему Аси, как все ниже наклонялась  ее тонкая шея.

    - Давай мы оба выйдем, погутарим в  коридоре,  -  миролюбиво  предложил Константин. - Не будем мешать.

    И вихрем мимо него мелькнул зеленый джемпер Аси - подбородок  прижат  к груди, глаза опущены, - и дверь в другую комнату хлопнула,  потом  донесся ее непримиримый голос:

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту