Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

53

в  другую комнату, сердито оправила джемпер. - Вы ее знаете?

    - Асенька, посидите  со  мной.  Несмотря  на  каникулы,  я  вам  устрою новогодние экзамены, есть? - сказал Константин,  небрежно  листая  толстый учебник по литературе. - А ну, Евгений Онегин - продукт какой эпохи?

    Ася,  точно  не  замечая  Константина,  переступила  через  коробку    с игрушками, подумала,  вытащила  огромный  серебряный  шар,  отразивший  на блестящей поверхности ее лицо, и держала шар на весу двумя  пальцами,  ища на елке место.

    - Какой еще экзамен? - спросила она.

    Был  праздничный  вечер,  сильно  пахло  в  комнате  хвоей    -    свежим негородским духом леса, наступающего Нового года.

    Константин сидел на диване, костюм тщательно выглажен;  новый  галстук, тупые полуботинки, носки в  полоску  -  весь  модный,  выбритый,  пахнущий одеколоном.  Положив  ногу  на  ногу  и  раскрыв  на  колене  учебник,  он взглядывал на Асю загадочно.

    -  Значит,  продукт    какой    эпохи?    А,    Ася    Вохминцева?    Продукт кр-репостничества... Не знаете? Садитесь, Ася, вкатываю двойку  в  дневник за нерадивость.

    В этот новогодний вечер был он в отличном  расположении  духа,  говорил шутливо, с игривой веселостью, и Ася обернулась от елки,  разглядывая  его непонимающими глазами.

    - Сами  фронтовики,  а  разоделись,  галстуки  заграничные,  надушились одеколоном... Евгении Онегины какие нашлись - рестораны, компании, дома не бываете! Куда вы идете  встречать  Новый  год?  И  откуда  у  вас  деньги? Говорят, вы их очень любите? Халтурите на машине? У вас какие-то делишки с Быковым? - строго спросила она. - Это правда?

    Константин отложил учебник, несколько удивленный, хмыкнул.

    -  Ненавижу  деньги,  Ася...  Но  без    денег    -    пропасть.    Галстук действительно  заграничный.  Куплен    на    Тишинке.    Ничего    особенного, обыкновенная тряпка, украшающая мою довольно некрасивую рожу. Вообще, Ася, разве вы не знаете, почему некоторых фронтовиков  потянуло  к  костюмам  и галстукам?

    - Захотелось необыкновенного, захотелось форсить,  вот  что.  -  Ася  с настороженностью  покосилась  на  дверь,  из-за  которой  доносился  голос Сергея. - И он разрядился, без конца носит новый костюм. Это вы влияете?

    - О Ася, нет! - Константин покачал головой. - На Сергея  не  повлияешь, вы  ошибаетесь.  Просто  фронтовиков  потянуло  к  тряпкам  для    придания огрубевшим мордасам интеллигентности, которую они потеряли за четыре года. Но хорошие ребята, понюхавшие пороху, знают недорогую цену  этим  тряпкам. Не уверены? Ах, Асенька, вы другое поколение. Мы - отцы, вы - дети. Вечный конфликт. Вы в восьмом классе учитесь?

    - Вы всегда шутите, всегда цинично говорите! И распускаете  хвост,  как павлин! - заговорила Ася быстро. - Вон усики какие-то противные отпустили, для цинизма, да? Фу, противно смотреть, и бакенбарды косые  -  все  как  у парикмахера! Это все вы сделали, чтобы легче быть наглым, да?

    Он на мгновение встретился с ее  огромными,  нелгущими,  черными,  чуть раскосыми    глазами,    подпер    подбородок,    некоторое    время    грустным спрашивающим взглядом смотрел на нее, наконец сказал:

    - За что же вы меня так ненавидите, Асенька? Вы меня очень  ненавидите?

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту