Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

51

декан?

    - Мое имя-отчество Игорь Витальевич. Декан не военное звание. Я  воевал две недели под Смоленском. Остальное время воевал с породой,  с  водой,  с углем. В Караганде. Вопрос неисчерпывающ. Но добавлю: в этой войне, Косов, воевали все, и я не разрешу прикрываться шинелью, как  броней.  Так-то.  И никаких поблажек. И никакого размахивания фронтовыми заслугами.  Для  меня все равны. Все!

    - Значит, все равны? А вас не хоронили, товарищ декан,  в  день  вашего рождения? - низким баском спросил Косов. - Ваша мать не  получала  на  вас похоронку? И после войны грузчиком и носильщиком вы не работали?

    - Конкретнее! - оборвал Морозов. - Вас  устраивает  профессия  горняка, уважаемый товарищ Косов?

    - Конкретнее, при всем к вам уважении я могу трахнуть кулаком по столу! - договорил Косов и сел плотно на свое место, откинул борт бушлата.

    - Благодарю вас. Вы можете идти, Косов, - сказал Морозов.

    Косов пососал трубку, ответил независимо:

    - Я посижу.

    - Ну что ж. - Морозов обежал взглядом комнату. -  Все  разделяют  точку зрения Косова? Все будут стучать кулаком по столу? Все будут требовать?  И звенеть медалями? Может быть, кто-нибудь  скажет  о  "тыловых  крысах",  о "тыловых бюрократах"? Вот вы, что думаете вы? Вот вы, в офицерской шинели. Ну, ну! Давайте!

    Было декану лет за тридцать, на бледном лице морщинки утомленности; его колючая манера говорить и  неприязненно  отталкивала,  и  в  то  же  время притягивала: все менял взгляд -  подчас  иронически-умный,  живой,  подчас усталый, как у человека, хронически  страдающего  бессонницей.  И  Сергей, увидев жест Морозова в свою сторону, ответил:

    - Наши медали здесь ни при чем. Хотя мы можем требовать.

    - Вы тоже будете требовать?

    - Я - нет, - сказал Сергей уже спокойнее. - Если у вас в институте  все переполнено, зачем сюда рваться?  Нет  смысла.  Вы  сказали:  есть  другие подготовительные отделения. Мне все равно.

    Он не лгал ни  самому  себе,  ни  Морозову,  но,  сказав  это,  заметил повернувшиеся к нему удивленные  лица  и  вдруг  почувствовал,  что  будто разрушил сейчас что-то.

    Морозов быстро спросил:

    - Зачем же вы пришли сюда? Ваша фамилия?

    - Пришел из любопытства. Узнать. Моя фамилия Вохминцев.

    -    Адрес    подготовительного    отделения    Авиационно-технологического института: Москва, Земляной  вал.  Запомнили?  Впрочем,  разговор  идет  к концу. Можете посидеть, Вохминцев.  Многое  проясняется.  Так.  Прекрасно. Великолепно, - заговорил он размышляюще. - Так, прекрасно, - повторил  он, барабаня пальцами по столу. - Просто великолепно.

    - Я говорил только о себе, - сказал Сергей.

    В комнате - молчание. Потоки солнца лились  в  окна,  и  белым  потоком сыпались пылинки, струились в световых столбах  над  плечами  Морозова,  а пальцы его все барабанили по краю стола - всем слышен был их стук.

    - Нет, нет, не слушайте их! - раздался из глубины  комнаты  похожий  на петушиный вскрик голос, и вскочил в углу парнишка с заячьим воротником  на шинели, и, вскочив, ладонью махнул по сразу вспотевшему  носу,  растерянно вытаращил глаза. - Это что же? Все тут говорят?.. Героев из себя ставят! А сами небось... Кулаками, ишь, будут трахать! Знаю таких! А

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту