Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

48

в кургузой шинели с нелепо пришитым заячьим воротником  подвинулся  на  диване,  сияя широким лицом, выкрикнул приветливо:

    - Я крайний. За мной, кажись, никого.

    - Деревня! - сказал Константин. - А ну еще подвинься, "крайний"! Еще  в институт, как паровоз, прешь! Сэло, сэло!

    - А я тебе что? - забормотал круглолицый, подвигаясь к самому краю. - А ты зачем ругаешься?

    И тут секретарша с  вытянутым  растерянным  личиком  уже  обратилась  к Константину, как за помощью:

    - Я предупредила товарищей. Всех декан не примет.  Сдайте  документы  и приходите завтра с утра. Вот вы, новенькие... Вы тоже слышали?

    - Милая девушка, мы  подождем,  -  ответил  игриво  Константин.  -  Как видите, нас - рота.

    - Вперед! Пополнение прибыло! Давай вливайся в нашу роту, братцы!

    Вокруг засмеялись охотно.

    Высокий парень в  танкистской  куртке,  распираемой  налитыми  плечами, повернулся от стола; смелые его золотистые глаза глядели прямо,  дружески, в зубах пустая трубка с железной крышечкой; парень этот спросил Сергея  не без любопытства:

    - Из каких родов?

    - Семидесятишестимиллиметровая. Дивизионка.

    - Тю, земляк!

    На трубке вырезана  голова  Мефистофеля  -  змеистые  волосы,  зловещие брови, узкая бородка; трубка  была  трофейная;  такие  не  раз  попадались Сергею на фронте.

    - С Первого Украинского, - сказал Сергей и  также  не  без  любопытства показал взглядом на трубку: - Дейтше, дейтше юбер аллес?

    - Яволь. - Танкист расплылся в улыбке. - Где закончил? В каком звании?

    - В Праге. Капитан.

    - Ого! - Танкист одобрительно  крякнул.  -  Нахватал  чинов!  Лейтенант Подгорный,  командир  тридцатьчетверки.  В    Карпатах    под    Санком    вам прокладывали дорогу. Як стеклышко...

    - Кто кому прокладывал, не  будем  уточнять.  Особенно  в  Карпатах,  - сказал Сергей. - Если помнишь Санок, то не будем.

    - Не будем! - блеснул глазами Подгорный.

    - Земляки-и! -  усмешливо  протянул  Константин,  ревниво  наблюдая  за Сергеем и танкистом. - Дело доходит до лобызания. Братцы! - в полный голос сказал он. - Кто хочет лобызаться, ко мне! Я тоже с Первого Украинского!

    На него не обратили  внимания;  вокруг  Сергея  и  танкиста  сгрудилось несколько человек в шинелях; кто-то крикнул оживленно:

    - Кто сказал с Первого Украинского, тому жменю табаку дам!

    - А с Третьего Белорусского? Есть?

    К ним бесцеремонно заковылял маленького  роста  морячок  в  распахнутом черном бушлате, под бушлатом на выпуклой груди разрезом  фланельки  открыт малиново  накаленный  морозом  треугольник  кожи.  Весь  этот  слитый    из мускулов,  в  огромных  клешах  паренек  очень  заметно  выделялся    среди армейских шинелей, и выделялся особенно своими пронзительно яркими  синими глазами.

    - Из Австрии есть кто? Признавайся, братва, ищу земляков! Ну  кто?  Или ни одного?

    - Морячков как будто нема, -  сказал  танкист  и  оглянулся.  -  Сплошь пехота, танки и артиллерия. Сушь и земля.

    - Вижу, - согласился морячок. -  Ориентиров  нет.  -  И  без  стеснения уставился светлыми глазами на  трубку  танкиста.  -  У  тебя  много  таких дьяволов, лейтенант?

    - Пара.

    Перевалясь с ноги на ногу, морячок сунул руку в карман бушлата, на  миг лицо его стало

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту