Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

43

остановился на углу против вывески фотографий.

    Фотографии незнакомых людей  тянули  его,  как  чужая  и  неразгаданная жизнь. Долго рассматривал улыбающиеся в  объектив  и  вполоборота  девичьи лица, грубоватые лица солдат, каменное рукопожатие вечной дружбы - онемело стоят, сжав друг другу руки.

    Задумчивое лицо молодого капитана, рядом наклонена к его плечу завитая, в мелких колечках голова девушки, светлые брови, странно застывший взгляд. И Сергей с ощущением какой-то томительной  тайны,  казалось,  угадывал  по фотографии характеры этих людей, их судьбы... Кто они? Где они?  Кого  они любили или любят?

    "Что же я, несчастлив? - думал  он.  -  Не  то  слово  -  несчастлив... Работать шофером, жить покойно, тихо, жениться - счастье ли это? Вот  этот капитан счастлив?"

          11

    - Заходи, раздевайся. Я рада, что ты пришел!

    Она стала поспешно расстегивать холодные пуговицы его  пахнущей  зимней улицей шинели.

    - Только я не одна. Ты не обращай внимания, заходи.

    - Кто же у тебя? - обняв и не отпуская ее, спросил он. - Кто у тебя?

    - Идем, - поторопила Нина, - в  комнату.  Ты  меня  заморозишь.  Шинель повесишь там...

    Она раскрыла дверь, и он шагнул через порог в теплый после холода запах чистоты, уюта и покоя, тотчас увидел в углу комнаты зеленоватое  от  света настольной лампы женское лицо с опущенными на щеку волосами. Она сидела на тахте, и Сергей быстро обернулся к Нине, спросил шепотом:

    - Кто это?

    - Сережа!.. - испуганно-сниженным голосом воскликнула Нина. - Это Таня, познакомься, пожалуйста, - уже в полный голос сказала она  и  стремительно подошла к женщине, выпрямившейся на тахте. - Это Сергей!

    - Мы знакомы, кажется, - сказал Сергей.

    Он сразу  узнал  ее:  белокурые  волосы,  выпуклый  лоб,  полные  руки; отчетливо  вспомнил  ее  метнувшееся  в  толпе,  искаженное  плачем  лицо, скомканный платочек, которым она тогда в ресторане,  всхлипывая,  вытирала щеки Уварова, полулежащего на полу, вспомнил то ощущение виноватости перед ней, какое появилось у него при виде ее заплаканного лица.

    - Здравствуйте, - официальным тоном произнес Сергей. - Я не хотел бы...

    Она дернулась на тахте, губы ее перекосились.

    - Не надо! Не надо! Не говорите,  пожалуйста...  Я  не  могу!  Не  могу слышать...

    - Я извиняюсь не перед ним, а перед вами, - сказал Сергей, хмурясь.

    - Вы... вы молчите лучше!..

    Она вскочила, полная в талии и почему-то  жалкая  в  этой  полноте,  и, кусая губы,  кинулась  к  вешалке,  срывая  пальто,  пуховый  платок.  Она протолкнула руки в рукава, накинула платок, оглянулась затравленно.

    - Удивляюсь тебе, Нина!

    И выбежала, стукнув дверью в передней.

    - О господи! - со вздохом проговорила Нина и сжала  ладонями  виски.  - Как странно все, господи!

    Сергей стоял посреди комнаты, не снимая шинели.

    - Что это значит? - спросил он. - Ты можешь объяснить?

    Нина подняла глаза умоляюще, по лбу пошли морщинки, сейчас же  щелкнула ключом в двери, сказала виновато:

    - Не дуйся, слышишь?

    Потом, не приближаясь к нему, подошла  к  зеркалу,  передразнивая  его, нахмурила брови и, надув щеки, сделала смешное лицо, показала язык, затем, исподлобья глядя в зеркало, сказала тихо:

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту