Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

41

и,  прикуривая,  чиркая зажигалкой,  с  ощущением  раздражения  против  Константина,  против  этой опытной его осмотрительности сказал:

    - Ну а дальше?

    Константин возвел глаза к потолку.

    - Мы еще не живем при коммунизме, и в наше время, как  это  ни  горько, еще волшебно действуют справки и прочие  свидетельства.  У  тебя  их  нет. Бумажных доказательств. Чем ты  можешь  козырнуть  против  него,  Сережка? Сейчас орут:  все  воевали!  Докажешь,  что  не  все  воевали  честно?  Не докажешь! Хорошо, что все хорошо кончилось. Плюнь на все это!..

    - Еще ничего не кончилось, - перебил Сергей. - Меня вызывают в милицию. Завтра. Я постараюсь доказать все.

    Гул  голосов  все  нарастал,  двери  закусочной  беспрестанно  хлопали, впуская и выпуская людей, пар, желтея, вздымался  от  порога,  обволакивая лампочку.

    - Не советую! Вот этого не советую! - убежденно произнес Константин.  - Ни  хрена  не  докажешь.  Мы  победили,  война  кончилась,  ну  кто  будет разбираться в перипетиях? Тебе ответят: война  -  на  войне  убивают.  Кто прав, кто виноват - разбираться поздно. Поверь, Сережка, просто я  на  год вернулся раньше тебя, пообтерся. Ты еще не  обгорел.  Этот  хмырь  не  так прост. И на кой он тебе?

    - Иногда мне хочется послать тебя подальше со всей твоей опытностью!  - сказал зло Сергей. - И уж совсем мне непонятна твоя дружба с  нашим  милым соседом Быковым!

    - Напомню: я работаю у него шофером на фабрике. Следовательно, он - мое начальство. С начальством ссориться - плевать против ветра.

    - Идиотство!

    Константин с грустным выражением посыпал солью на край кружки.

    - Ничего не навязываю. Сказал,  что  думал.  Знаю,  знаю,  -  несколько ревниво проговорил он. - Если бы тебе посоветовал Витька Мукомолов, ты  бы с ним согласился. Я для тебя друг второго  сорта.  Со  штампом  -  "второй сорт". Так ведь? - Константин разминал на пальцах соль.

    - Пошли отсюда, - сказал Сергей с неприятным и едким чувством к себе, к Константину. - Надоело.

    Они вышли на улицу, изморозь  мельчайшей  слюдой  роилась,  сверкала  в ночном воздухе.

          10

    - Я пришел вот по этой повестке. Мой военный билет у вас.

    - Так. Вохминцев Сергей  Николаевич,  одна  тысяча  девятьсот  двадцать четвертого года рождения... Капитан запаса? Так. Ну что ж... За  нарушение порядка в общественном месте вы оштрафовываетесь на двадцать пять рублей.

    - И только-то? За этим вы меня и вызвали?

    - Вас не  устраивает,  гражданин  Вохминцев?  Та-ак!  Может  быть,  вас устроит письмо в военкомат, в партийную  организацию,  где  вы  работаете? Произвели  безобразие,  скандал,  избили  человека  -  за  это  по  статье привлекают, судят! Ваше счастье, что человек,  ваш  товарищ,  которому  вы нанесли физические увечья, не возбуждает дело. Вы это сознаете?

    Майор милиции был молод, розовощек, холоден, на ранней лысине  ровно  и гладко начесаны  волосы;  сидел  он,  углами  расставив  локти  на  столе, отгороженном  от  Сергея    деревянным    барьером.    Неприязненный    голос, отчужденно-официальное лицо его не  вызывали  острого  желания  доказывать свою правоту: видимо, дежурный майор этот выполнял свои обязанности, верил одним фактам, а не словам, как верит

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту