Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

39

осторожничаешь?

    Отец тоже встал, сожалеюще-печально  взглянул  в  лицо  Сергея,  сказал вполголоса:

    - После смерти матери мне уже ничего  не  страшно.  Страшно  только  за тебя. И то после того, как ты вернулся и живешь непонятной мне жизнью.

    И пошел в свою комнату, шлепая стоптанными  тапочками,  горбясь,  перед дверью задержался, смутно видимый в темноте, договорил:

    - Вот уже месяц ты никак не называешь меня. Слово "папа" ты перерос,  я понимаю. Называй меня "отец". Так легче будет и тебе и мне.

    "Зачем я говорил так с ним? Он не заслужил  этого!  -  несколько  позже думал Сергей, шагая по улице, вдыхая щекочущие  горло  иголочки  морозного воздуха. - Я не имел права так говорить. Я раздражен все время... Почему я раздражен против него?"

    На углу он зашел в автоматную будочку, насквозь промерзшую,  до  скрипа накаленную стужей. Снял скользкую  от  инея  трубку;  подышав  на  пальцы, набрал номер Нины. Долго не подходили, и  неопределенно  длинные  гудки  в пространстве вызывали у него тревогу.

    Когда щелкнуло в трубке и женский прокуренный голос пропел "алю-у",  он попросил:

    - Мне Нину Александровну.

    - Нету ее, голубчик, нету. - Голос этот нехорошо фыркнул. -  Ушла  Нина Александровна.

    Сергей резко повесил трубку. Некоторое время стоял в нерешительности  - в  раздумье  глядел,  как  пар  дыхания  ползет  по    обледенелой    стене, испещренной номерами телефонов, по  инею  на  стекле,  на  котором  кто-то гривенником вычертил рожицу с выпяченными губами, с комично длинным носом.

    Стиснув  зубы,  он  набрал  номер  Константина,  сразу    же    отозвался приятно-веселый голос: "На проводе", - потом громкое  чавканье;  тоненькой струйкой влился фокстрот, как из другого мира.

    - Пошел... со своим проводом, - проговорил Сергей. - Что у тебя  там  - патефон, компания?

    - Прошу государственную тайну не разглашать! -  Константин  преспокойно жевал. - Никакой компании, за исключением патефона и бутербродов на столе. Ты что звонишь, а не зашел? Подняться на второй этаж - дороже плюнуть.

    - Ты мне нужен. Приходи к метро "Павелецкая".

    - Что стряслось? Деньги?  Женщина?  -  Константин  перестал  жевать.  - Мгновенно надеваю штаны. Нет таких крепостей, которые...

    Возле метро в морозном пару,  вылетающем  из  дверей,  -  беспрестанное движение толпы. Подземные скоростные поезда приносили людей из теплых недр туннелей; толпа, спеша, растекалась от метро,  металлический  скрип  снега раздавался  в  студеном  воздухе;  поднятые  воротники,  голоса,    огоньки зажигаемых спичек,  простуженно-бодрые  выкрики  продавцов  папирос  около входа - развязных парней в телогрейках:

    - "Казбек", "Казбек", покупай с разбегу! Запасайся к Новому году!  -  И бормотание озябшими губами: - Штучный "Беломор", штучный "Беломор"!

    Сергей всматривался в растекающуюся от дверей  толпу,  искал  на  лицах мужчин, даже в походке женщин каких-то особых примет взаимного  понимания. Он заметил  в  толпе  немолодого  мужчину,  несущего  елку,  завернутую  в мешковину, и рядом с ним женщину, молодую, живо говорившую ему  что-то,  и тогда вспомнил о близком Новом годе, но без  праздничного  ожидания,  а  с холодком неопределенного беспокойства.

 

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту