Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

37

сосков.

    Сергей взял одного из котят, влажного,  теплого,  растопырившего  лапы; пустил его себе на грудь;  существо  это  беспомощно  зашевелилось,  дрожа слепой мордочкой, оскальзываясь лапами, заползло к горлу,  тоненько  пища, тыкалось дрожаще-нежно мокрым носом в шею, подбородок Сергея.

    Он погладил его по шершаво-слипшейся спине.

    - Дурак ты, дурак.

    В слоистых потемках  однотонно  щелкали  костяшки  отцовских  счетов  в соседней комнате.

    Сергей, лаская, гладил котенка, и было ему неспокойно, грустно, как  не было с тех пор, как он вернулся. Лежа на спине,  он  вспоминал  встречу  с капитаном Уваровым в "Астории", Нину, вечер у Мукомоловых - и  чувствовал, что был растерян и не хватало ему ясности и простоты; не  было  того,  что представлялось месяц назад в гремящем прокуренном вагоне, мчавшемся домой, чего ожидал и хотел он.

    - Ну что пищишь, дурак ты, дурак? - шепотом сказал Сергей и  положил  в коробку растопырившего лапы котенка.

    Вечерняя тишина стояла в  квартире.  Розовое  пятно  -  отсвет  печи  - суживалось и расширялось на стене, еле  слышно  щелкали  в  тишине  счеты, шуршала бумага, и будто  сквозь  теплую  толщину  слабо  пробивалась  едва уловимая музыка - то ли радио, то ли заводил кто-то патефон. Константин?.. Он дома?

    "Жить как Константин? - спрашивал себя Сергей. - А что потом? А  дальше как? А завтра, а через, год? Да что задавать вопросы? Видно  будет...  Все будет  видно...  Главное,  я  дома...  Но  почему  именно    мне    повезло, Константину, двум из школы - случайность?"

    Звонок в прихожей. Три  раза.  Движение  в  глубине  квартиры,  шаги  в коридоре, туго бухнула  замерзшая  дверь,  голоса.  Опять  бухнула  дверь, зазвенев пружиной. Тишина. Щелкнул выключатель, вкрадчиво  постучали  -  и голос:

    - Сергей Николаевич!

    - Войдите! - Сергей скинул ноги с дивана.

    Желтая  полоса  света  из  коридора  легла  на  пол  комнаты.  В  дверь протиснулась освещенная сзади фигура Быкова, голос сытый, как после обеда, он еще жевал что-то.

    - Темнотища-то, ба-атюшки! Вам письмо или повесточка, шут разберет. Что же свет не зажигаете? Экономите?

    - Давайте сюда, - сказал Сергей  грубовато  и  при  свете  из  коридора прочитал - это была повестка из милиции, уведомляющая его явиться завтра в одиннадцать часов утра к  майору  Стрешнекову.  -  Вы  мне  что-то  хотите сказать? - спросил он Быкова, заглядывающего умиленно-ласково в коробку  с котятами.

    - К счастью, говорят, котята-то. Одного бы у вас взял, - сказал  Быков. -  Люблю  малышей,  даже  детеныши  безобразного    бегемота    -    прелесть симпатичны. Видели? Я в Лейпцигском зоопарке видел.

    - Слушайте,  милый  Петр  Иванович,  это  вы,  кажется,  грозитесь  тут пересажать всю квартиру? - Сергей посмотрел на него с  неприязнью.  -  Вы? Интересно, как вы это сможете сделать?

    Быков возмущенно выпрямил свое короткое, плотное тело.

    - Глупости, какие глупости люди собирают! Я понимаю, я погорячился, ваш отец погорячился, но зачем глупости  собирать?  Вы  меня  еще  не  знаете, Сергей Николаевич, что ж, вы до войны вот как этот котенок были. Поживем - притремся, делить нам нечего. Нечего нам делить, да. В одной квартире.

    - Будьте любезны...

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту