Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

35

Что ты, Эля, что ты! Это  же  листья,  смотри,  прилипли  к  стеклам. Листья... Эля, успокойся. Где у нас валерьянка?.. Что с тобой?

    - Это он... он, я слышала, - повторяла она. - Я видела его...  Он  звал метая...

    - Что ты, Эля, что ты!..

    Потом, уже в постели, она проговорила тихо:

    - Он погиб. - И, как бы прося пощады, уткнулась в худую волосатую грудь мужа. - Он погиб сегодня... в плену...

    На фронте  странно  было  читать  Сергею  в  письмах  Аси,  что  Витька Мукомолов пропал без вести. И, сопротивляясь этому,  не  верил,  хотя  мог поверить в тысячи других смертей, которые видел рядом.

    С гибелью Витьки  уходило  что-то,  отрывалось  навсегда  -  и  исчезал прежний зеленый и летний мир школы.

    Вечером Сергей пришел.

    Сидели, пили чай с конфетами "драже", полученными по карточкам;  абажур низко светился над столом, покрытым старенькой скатертью.

    Мукомолов молчаливо отхлебывал чай и после каждого глотка  набивал  над табачной коробкой толстые гильзы, шумно сопел, двигал под  столом  ногами. Эльга  Борисовна  маленькой  сухой  рукой  все  время  распрямляла  уголок скатерти, взглядывая на Сергея беспомощно спрашивающими глазами,  говорила ровным голосом:

    - Я помню его в последний раз... прислал нам письмо, мы  совершенно  не знали, где он находится. Просил сухарей, папирос. Совершенно  случайно  на открытке мы прочли штамп: "Бутово". Я пошла пешком до Красной Пахры. А там - леса... Я искала целый день. Везде  солдаты...  Не  знаю,  как  меня  не задержали. Я его нашла. Он был в какой-то грязной майке и  очень  бледный. Как он был удивлен! "Мама, как ты меня нашла? - спросил он. -  Ты  ходила, искала в лесах?" Ты знаешь Витю!  Я  спросила:  "Почему  ты  грязный?"  Он ответил: "Учимся стрелять". - "А почему ты такой  бледный?"  -  "Мама,  ты знаешь, какое время..." Он отпросился от вечерней  поверки  и  пошел  меня провожать - я торопилась в Москву. Я помню,  он  шел  со  мной  слева,  на голову выше меня, и грыз орехи. Я привезла ему орехи. А вечер был  хороший такой, тихий... Витя смотрел куда-то, и глаза его были одинакового цвета с небом. Он уже смотрел по ту сторону мира. Он попрощался со мной, поцеловал меня в щеку, я и сейчас ощущаю... "Ничего, мама, все пройдет..." Это  было последний раз,  когда  я  его  видела.  На  следующий  день  поехал  Федор Феодосьевич, там уже никого не было. Валялись консервные банки, одежда, их там переодели...

    Эльга Борисовна погладила чайную ложечку,  переложила  ее,  передвинула сахарницу и по тому месту, где стояла сахарница, провела пальцами.

    - Он погиб в сорок втором году, в плену. Двадцать седьмого октября.

    - Эля! - Мукомолов задвигался на стуле,  поднял  бородку,  нацелясь  на синее окно. - Нам никто не сообщил,  что  Витя  погиб  в  плену.  По  всей вероятности, из-под Бутова их направили под Ельню. Да,  да,  видимо,  так. Там были страшные бои, самолеты ходили по головам, танки. А они, ополченцы - мальчишки, художники, профессора, - с винтовками на двоих... против этих танков. Вот как было. Их окружили, несколько тысяч... Художник Севастьянов был в ополчении, бежал из плена, из Норвегии, Эля. Жив сейчас. Если Витя в плену...

    - Если бы он был жив, он бы вернулся.

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту