Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

46

никто    не    хочет возвращаться к прошлому, беспокоить себя, усугублять комплекс  вины.  Нет, нет?

    Лота Титтель сделала резкий протестующий жест,  опять  тряхнула  рыжими волосами.

    - Потому что политика - все то же дерьмо,  Карл!  Все  как  сумасшедшие делают деньги, и скоро Германия превратится в последний американский  штат в Европе! Мы скоро не будем видеть  неба,  как  разжиревшие  и  похотливые свиньи! Тебя нацисты морили в концлагере, Карл, но и ты не  хочешь  ничего вспоминать! Деньги, деньги, деньги!..

    Господин Вебер, с прежней нежностью взглядывая на жену, почесал лысину, пососал через соломинку коктейль и  заговорил  тоном  человека,  безобидно желающего утвердить зыбкую непостижимость истины:

    - В сорок пятом, когда освободили концлагерь, никто из нас не  думал  о деньгах, Лота. Я тогда был вот такой... - Вебер оттопырил мизинец. -  Нет? Нет? Таким, господа, вы меня не можете вообразить. Я был тощий  сморчок  и едва мог двигаться от истощения... Но была уже свобода,  и  я  смотрел  со слезами на солнце, на  траву  -  была  сохранена  жизнь,  проклятая  война закончилась, нацистов уже нет, тогда я был счастлив, господа!..

    - Вас освободили русские или американцы? - поинтересовался  недоверчиво Самсонов.

    - Нас освободили американские солдаты. Они приехали на танках и сломали ворота. Втроем мы вышли  из  лагеря  на  дорогу  и  пошли  в  американский госпиталь.  Со  мной  был  англичанин,  сбитый  летчик,  аристократический молодой  человек,  окончил  Оксфордский  университет,  и  двенадцатилетний мальчик, отец его умер в лагере. У нас не было сил в тот день свободы.  Мы тащились по дороге и улыбались весеннему  дню,  как  безумные  счастливцы. Везде валялись в кюветах разбитые бомбежкой машины, и в  одной,  помню,  - грузовой "опель-блитц" - был  разбит  сейф  с  деньгами.  Миллионы,  целые миллионы марок пачками высыпались на асфальт. Что? Нет, нет? Марки  летели по дороге, они скапливались  в  кюветах,  липли  к  подошвам,  просто  как рекламные листки. Никто не обращал на них внимания. Жизнь, господа, пьяное ощущение жизни - и больше ничего! И только один наш милый  мальчик  собрал несколько купюр, как собирают почтовые открытки. Нет, нет? Потом мы  дошли до американского госпиталя, упали на пол и заснули  как  убитые.  Когда  я проснулся, рядом лежал мальчик и с интересом смотрел на деньги...

    - Как? Рядом лежал мальчик! - вскричал с живостью Дицман и закинул ногу на ногу, покачивая узконосым полуботинком, видна была подвижная  щиколотка из-под  узких  брюк,  обтянутая  красным  шелковистым  носком.    -    Очень любопытно, господин Вебер! Нежный двенадцатилетний мальчик?..

    - Вы, интеллигенты, - благодушно перебил Вебер, - всюду ищете секс.

    - Ловлю вас на слове, господин Вебер! - засмеялся Дицман и заговорщицки стрельнул наркотически яркими глазами в Никитина и Самсонова. - Как  звали мальчика?

    - Я хотел сказать, - продолжал господин Вебер, - что через три дня было объявлено: старые рейхсмарки входят в обращение. Но и тогда  мы  не  очень жалели, что не набили карманы деньгами... Что бы сделал сейчас я, если  бы посчастливилось найти на дороге разбитый сейф с деньгами?  Позвонил  бы  в полицию, может быть,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту