Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

31

порошок  в  баночку, говорила усталым голосом:

    - Ты ничего не понимаешь, Федя, ты на редкость бестолков в этих  делах. Надо сначала маргарин. Все сгорит. Отпусти, пожалуйста, сковородку. И вынь папиросу. Ты сыплешь пепел в разные стороны.

    - Не может быть! - Мукомолов согнулся  к  плите,  затряс  бородкой  над сковородой. - Надо искать,  Эленька,  искать.  Вода  заменит  маргарин.  Я утверждаю. Маргарин - это каноны. Надо ломать каноны. Совершенно верно.

    Он постоянно придумывал новшества в кулинарном  искусстве,  потрясая  и убеждая всю квартиру: мясо надо жарить на  воде,  можно  жарить  и  варить маринованную селедку, поджаривать  овес  и  грызть  его,  как  семечки,  - великолепное средство от гипертонии, укрепляет физические  силы,  удлиняет жизнь.

    С вечной папиросой в зубах, он при встречах  старомодно  снимал  шляпу, раскланивался, зимой и летом носил демисезонное пальто, никогда не  болел, по утрам гремел в своей комнате гантелями и гирями. Порой,  идя  в  ванную или уборную, появлялся на пороге кухни в галошах на босу ногу и в  трусах, а вслед ему несся оклик Эльги Борисовны:

    - Федя, Федя, ты меня удивляешь! Вернись! Оденься приличнее!

    Считали его безвредным  человеком,  с  чудинкой,  что  и  должно  быть, разумеется, свойственно художнику, живущему в  ином  мире.  Мукомолов-отец ничем не был похож на своего сына Виктора, довоенного друга Сергея.

    - Добрый день, здравствуйте, Сергей Николаевич! -  воскликнул  радостно Мукомолов, не  выпуская  из  левой  руки  держак  дымящейся  сковородки  и выкидывая Сергею правую руку, будто даря ее.  -  Гимнастику  делали?  Нет? Плюньте на ванную. М-м... Петр Иванович Быков подолгу, знаете... Слабость. Идемте ко мне. Нет, нет, идемте ко мне! У меня гири, гантели.  Эля,  держа сковородку. Я убегаю. Прошу вас, Сергей Николаевич.

    Он  выпустил  сковородку,  подхватил  Сергея  под  локоть,  потащил  по коридору к своей двери, провожаемый упрекающим взором Эльги Борисовны.

    Комната Мукомолова, большая, очень светлая от снега и солнца,  с  кучей дров  около  голландки,  была  увешана  и  заставлена  картинами:  портрет беловолосой  веснушчатой  девочки  -    губы    изогнуты    наивной    улыбкой полумесяцем; крымские пейзажи; летнее росистое  утро  на  лугу;  глубинный мрак чащи с редкими пятнами на листьях; застывшая осенняя вода,  затянутая туманцем в ожидании дождя. Сергей провел взглядом по стенам -  и  внезапно повеяло  жарой,  палящим  солнцем  от  белых  стен  крымских  домиков,  до ощутимости запаха понесло прохладой из мрачной чащи,  от  тусклой  осенней воды, - спросил удивленно:

    - Это все ваше?

    -  Вот  великолепные  гири,  вы  только  обратите    внимание,    разного достоинства -  от  килограмма  до  иуда,  вот  вам!  -  торопливо  говорил Мукомолов, сбрасывая со стула измазанные  красками  потрепанные  штаны,  и показал стоявшие на стуле гири. - Берите и занимайтесь. Я - каждое утро  и даже вечером. - И, смеясь глазами, погладил бородку. -  Видите  ли,  чтобы сделать что-нибудь полезное на  этом  свете,  надо  колоссальное  здоровье иметь.  Особенно  в  искусстве.  Титаническое  здоровье    Льва    Толстого. Несокрушимое здоровье.

    - Это все ваше? - опять спросил Сергей,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту