Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

21

достал из кармана  кителя  удостоверение.  Капитан  развернул  его, посмотрел неторопливо.

    - Понятно. Студент...

    - Слушайте, капитан, - глухо сказал Уваров. - Произошло  недоразумение. Я не вызывал  милицию.  Мы  фронтовые  друзья.  Повздорили,  и  только.  - Помолчал и повторил спокойно: - Это недоразумение.

    В вестибюле студено дуло от дверей, широкие стекла  окон  искрились  от уличного фонаря. Метрдотель покосился в сторону багрового человека  -  тот рванулся к капитану милиции, вскрикивая с одышкой:

    - Без-зобразие, фронтовиков поз-зорят!..

    - Я вас  дружески  предупреждаю:  лечиться  надо  от  глупости,  у  вас серьезный недуг, - ровно и ласково отозвался  Константин.  -  Поверьте  уж мне...

    - Разойдитесь, граждане, по своим местам!  -  произнес  капитан,  пряча документы в сумку. - Прошу!

    Сергей смотрел на Уварова; Уваров как бы не замечал  его,  не  повернул головы  -  сел  на  диван,  со  злой  брезгливостью  наблюдая  за    легким покачиванием на холодном  сквозняке  жестких  пальмовых  листьев.  Нервный румянец пятнами заливал молочно-белые его щеки. "Кто он сейчас -  студент? Он - студент", - почему-то не веря, подумал  Сергей  и  еще  подумал,  что ничего между ними не кончено, не может быть кончено, сказал,  обращаясь  к капитану:

    - Я могу быть свободным?

    - Н-да,  -  неохотно  взмахнул  перчаткой  капитан  милиции.  -  Однако разберемся. Мы вызовем обоих.

    - Пожалуйста. Я могу хоть сейчас...

    - Нет, особо, гражданин, особо.

          5

    - Кто этот хмырь?

    - Капитан Уваров. Я тебе  о  нем  рассказывал.  Командовал  батареей  в Карпатах. Не думал встретить его здесь. Испортил весь вечер. Ну  где  твои левые машины?

    - Метель, наверно, разогнала.  Все  "эмки"  на  вокзалах,  ждут  ночных поездов. А ты все же молодец. Сережка.

    - Поди к черту! Идиотство все это!

    Они стояли возле подъезда ресторана,  возле  высоких,  ярко  освещенных окон, проступавших среди темной улицы  Горького.  Около  фонарей  тротуары плотно завалило снегом, снежный дым несло вдоль  огрузших  в  ночи  домов. Сергей поднял воротник, сунул руки в карманы шинели, сказал:

    - Пойдем к Охотному ряду. Метро до часу.

    - Глупо, но истина. - Константин затоптался, щурясь от снега,  летящего в лицо. - Мне, Сережка, мешают деньги. Две тысячи. Их хочется  вышвырнуть, иначе сожгут карман. К тому  же  я  ничего  не  сказал  Зоечке.  Танцевал, раскидывал сети... Предлагаю: втроем завалиться куда-нибудь...

    - Езжайте куда хотите! - сказал  Сергей  раздраженно.  -  Мне  осталось пятнадцать минут - закроют метро.

    - А может?

    - Ничего не может. Пока!

    - Физкультпривет! До завтра!

    Константин стряхнул кожаной перчаткой белые пласты  с  груди;  оставляя следы на снегу, быстро зашагал к подъезду ресторана; завизжала  промерзшая дверь, со стеклянным звуком захлопнулась.

    Сергей шел вниз по улице Горького, чувствуя  упругие  толчки  метели  в спину;  справа,  мутно  темнея,  медленно  проплыло  здание    Центрального телеграфа. Улица спускалась к Манежной площади, и впереди в  мелькании,  в движении снега кругло засветились электрические часы на углу - без  десяти час.  Под  часами  бесшумно,  скользя  оранжевыми  окнами,  прошел

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту