Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

20

просить  извинения?"  И, помедлив, он ответил самому себе: "Нет. Она ничего не знает".

    - Закажи еще фруктовой, - сказал Сергей.

    Зал гудел голосами, возникло какое-то движение в проходе сбоку и  около вестибюля; оркестр не играл, музыканты,  переговариваясь,  с  любопытством поглядывали на столик, за  которым  сидел  Сергей;  донесся  сзади  чей-то крутой голос:

    - Куда смотрит милиция?

    "Почему люди  осуждают  по  внешним  признакам?  -  подумал  Сергей.  - Конечно, не он, а я ударил его... Значит, ясно: виноват я... Видели  кровь на его лице, его  беспомощность,  слышали  его  крик.  Люди  иногда  судят просто: ударил человека - ты подлец, а не он;  есть  внешний  факт,  этого достаточно..."

    - Почему вы его ударили,  вы  можете  это  объяснить?  Что  такое?  Вы, кажется, фронтовик? И тот человек тоже фронтовик, судя по наградам!

    Подошли двое к столику - молодой сухощавый подполковник, рядом -  майор лет сорока, квадратный в плечах, неприязненно насупленный.

    - Вы можете объяснить? - потребовал подполковник. - В чем дело?

    - Нет. Это не  объяснишь  так  просто.  Если  вы  встречали  на  фронте подлецов, все станет ясным.

    - Но драться в общественном месте... - строевым басом пророкотал майор, разводя руками; белый подворотничок врезался в его толстую шею. - Нашли бы другие меры...

    - Побить морду - не самое страшное, - вежливо заметил Константин.

    - Другая мера - суд, - вполголоса ответил Сергей  и,  ответив  так,  на какое-то мгновение подумал, что страстно хотел  бы  этого  суда,  где  мог сказать то, что знал. И добавил, подняв  глаза  на  майора:  -  Собственно говоря, разговора  произойти  у  нас  не  может.  Смешно  объяснять  здесь причины.

    - Леший ногу сломит!  -  сказал  подполковник  недоуменно.  -  Идите  в вестибюль, здесь неудобно. Как я понял, вызвали милицию. Идемте,  кажется, вы не пьяны?

    - Думаю, нет. Пошли. Так будет удобнее.

    Он привычно, как китель, одернул пиджак.

    В холодноватом вестибюле с натасканным снегом на  коврах  полулежал  на диване под тусклой пальмой Уваров: лицо умыто, бледно,  чистым  батистовым платком зажимал нос, веки полузакрыты, как  у  больной  птицы.  Некрасивая белокурая девушка - глаза красные, запухшие -  что-то  сбивчиво  объясняла всхлипывающим голосом низкорослому  капитану  милиции,  стоявшему  посреди вестибюля  с  сизым,  нахлестанным  метелью  лицом.  Шинель    была    густо завьюжена, на плечах - пласт сухого снега. От  него  несло  стужей  улицы. Здесь же стоял с солидно-удрученным видом седой метрдотель, вокруг него  в распахнутом пальто, в сбитой на ухо каракулевой шапке суетился возбужденно багровый человек, басовито выкрикивал:

    - Это что же, а? Изуродовали человека!

    Сергей, увидев столпившихся вокруг  Уварова  людей,  капитана  милиции, молчаливо расстегивающего забитую колючим снегом  сумку,  шагнул  к  нему, сказал:

    - Вот документы. - Вынул и показал офицерское удостоверение.  -  Это  я ударил.

    Капитан  милиции  мрачно  повел  на  него  мокрыми  бровями,    полистал удостоверение, недобро глянул в лицо Сергея, затем - на Уварова.

    - Ваши документы, гражданин.

    Уваров, все так же придерживая одной рукой скомканный платок  на  носу, другой

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту