Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

18

ты хороший парень. Только  мнительный. Выпьем, Вохминцев, за примирение, за то, чтобы... ко всем  матерям  это!.. Глупых смертей было много.  Война  кончилась  -  бог  с  ним,  с  прошлым. Предлагаю выпить за новую дружбу и все забыть!

    Он  повторил  "все  забыть"  и  словно  успокаивался,    голос    набирал осторожную фамильярную мягкость, рука легла на стол,  быстро  вправо-влево погладила скатерть, в эти движения будто хотели пригладить, сравнять  все, что было осенью сорок четвертого года  в  Карпатах.  Будто  не  было  того октябрьского  рассвета,  залитого  дождями  луга,    неудобно    и    страшно затонувших в грязи трупов солдат, четырех орудий, в упор разбитых танками. Василенко лежал на станинах, одной рукой прижимая скомканную,  потемневшую пятнами шинель к  плечу,  в  другой  побелевшими  пальцами  со  всей  силы стискивал масленый ТТ, дико выкрикивал: "Где он?.. Я прикончу эту шкуру... В штрафной пойду, а прикончу!.." - и плакал глухо, беспомощно.

    Была  тишина.  Она  пульсировала  в  ушах.    Сергей    почти    физически почувствовал сырой запах  гнилой  воды  луга,  гнилого  тумана,  размокших шинелей, крови и чесночный запах немецкого тола... Тишина оборвалась.

    Играл оркестр оглушающе беспрерывно, бил очередями барабан, вибрировала труба.

    - Тебя не судили потому, - как сквозь ледяную стену, пробился к  Сергею собственный голос, - что меня ранило на второй день на  перевале.  Я  знал цену Василенко и цену тебе. Ты всегда боялся меня, когда стал  командовать батареей.

    - Я? Боялся тебя? Я тебя никогда не боялся и сейчас не боюсь, сопляк! - Щеки Уварова стали молочно-бледными. - Все понял? Или не понял?

    - Нет. Теперь я тебя нашел.

    Молчание. Оркестр не играл. Как из-за тридевяти  земель,  просачивались ватные голоса. Мимо столика  тенями  шли  люди.  Говорили...  Отодвигались стулья... Что это, кончился танец? Скорее... Сейчас подойдет эта  женщина, чья сумочка, блестя лаком, лежала на  столе.  Скорее...  Это  мужское,  не женское дело. Здесь никто не должен вмешиваться.

    - Теперь я тебя нашел, - повторил Сергей, разделяя слова. - Я ничего не забыл.

    Уваров вдруг навалился грудью на стол, глаза сузились возбужденно.

    - Если ты... если ты встанешь... поперек моей дороги... Я  тебя  сотру! Понял, Вохминцев? Понял? Ты меня знаешь!

    Сергей видел, как совсем немо шевелились тонкие губы  Уварова,  крупная его рука нервно соскользнула со стола, потянулась к заднему карману.  "Что ж, у него может быть оружие... он мог не  сдать  оружия",  -  мелькнуло  в сознании Сергея, и с какой-то возникшей ненавистью к шевелению его  тонких губ, к полным щекам он сказал тихо, презрительно:

    - Для этого... ты трус. - И добавил еще тише: - Встань!

    - Что-о?

    - Встань!

    Уваров поднялся, и в то же мгновение  Сергей  резко  и  коротко,  снизу вверх, ударил его по лицу, вкладывая всю  силу  в  удар,  ощутив  на  руке мясистое и скользкое, тотчас  увидел  отшатнувшееся  медово-бледное  лицо, запрыгавший подбородок Уварова. С треском отлетел из-под его большого тела стул к соседнему столику, от толчка со звоном опрокинулись рюмки на столе. Уваров, охнув, хватая руками воздух, упал на ковер в проходе,  ошеломленно провел ладонью по

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту