Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

44

добродушно возразил Вебер. - Я давно собираю коллекцию карикатур на капиталистов.  Из всех газет мира: я должен видеть свой облик в понимании других. Карикатура в ваших  коммунистических  газетах  -  это,  надо  полагать,  политическое отношение к моему классу... И это  мне  интересно  знать.  Лота!  -  И  он помахал соломинкой в направлении бутылок на столике, ласково  прищуриваясь на молодую свою жену. - Что-что, а считать я умею, по два  куска  льда  ты кладешь в виски. Не сядет твой голос? Нет, нет?..

    -  Ты  почему-то  хочешь  знать,  что  думают  о  твоих  деньгах  люди, презирающие деньги, - сказала Лота Титтель низким контральто. - Твое хобби приносит тебе сомнительное удовольствие.

    - Как у нас, так и у них политическая  карикатура  -  жалкая  и  грубая пропаганда, рассчитанная на толпу! - вставил господин Дицман  и  поднес  к носу пачку сигарет, вдохнул сильно запах табака. - Я не  хотел  бы  сейчас копаться в дрянной политике! От нее болит  голова.  Не  так  ли,  господин Никитин?

    - Так. И не совсем так. Что может современный человек без политики?

    - Но, господин Никитин!..

    - Вот что я вам скажу, господа, насчет  политики  без  всяких  "но",  - решительно, по-мужски вмешалась Лота  Титтель,  и  косметически  красивое, удлиненное ее лицо с веерообразными ресницами и ниточками бровей  страстно порозовело. - Я почувствовала на своей  шкуре  эту  самую  политику,  если хотите знать! И это было неприятно. Я недавно была  приглашена  в  Польшу, пела немецкие песенки, немного классики,  немного  мировых  шлягеров.  Мне заказывали прямо из зала... Меня нигде так не встречали, как в Варшаве!  Я просто влюбилась в поляков!  Потом  я  допустила  идиотский  просчет.  Мне нравится песня о Тамерлане. Очень популярная у нас,  на  Западе.  Страшный восточный завоеватель, жестокий и  сильный,  после  того,  как  завоевывал города, он желал обладать пленницами. И набрасывался на них  как  зверь  - р-р-р!  -  Она  положила  янтарный    мундштук,    заправленный    ментоловой сигаретой, в пепельницу, изобразила скрюченными  пальцами,  как  Тамерлан, исполненный дикой страсти, набрасывается на пленниц, и продолжала: -  Этот шлягер заканчивается пристальным взглядом в зал и  вопросом:  "А  есть  ли среди вас Тамерлан?" Сначала в зале было тихо, мне никто не аплодировал. И только через минуту похлопали  из  вежливости.  Вот  как  я  обидела  моих любимых поляков...

    - Когда  вы  едете,  прелестная  Лота,  на  Восток,  следует  тщательно выбирать репертуар, - не отнимая пачку сигарет от  раздувающихся  ноздрей, заметил иронически Дицман. - Восток не всегда воспринимает юмор  западного толка. Между нами есть разница.

    - Разумеется, господин Дицман, - не без яда сказал Самсонов.  -  Восток до сих пор занят проблемами белых медведей, мешающих трамвайному движению, и проблемой покупки валенок для посещения театра.

    - О, о! - вскричал, оживляясь, Дицман и, бросив пачку на столик, поднял обе руки. - Сдаюсь, атака с Востока! Тогда ответьте мне, господа  русские, почему ваши солдаты насиловали немок, когда вошли в Германию?

    - Насиловали? Вы убеждены? - удивился Никитин.

    - Я знаю, господин Никитин. И не один случай.

    - Но, может быть, в некоторых

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту