Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

10

ему стало смешно.

    - Не беспокойтесь, бабушка. Я вернулся с надеждой жить сто лет. Сто лет и три года.

    - Сдается мне, товарищ капитан...  -  неожиданно  проговорил  парень  и наморщил лоб. - Мы с  вами  нигде  не  встречались?  Голос  и  лицо  вроде знакомы... А?

    - Слушай, и мне кажется, я тоже тебя  где-то...  -  вполголоса  ответил Сергей, вглядываясь в дернувшееся лицо парня. -  Ты  был  на  переправе  в Залещиках? На Днестре? Был?

    Бросив колоду карт, тот медленно привстал, не  отводя  от  глаз  Сергея растерянного  взгляда.  По  толпе  прошелестел  шумок  удивления;    кто-то прерывисто-длинно вздохнул, старушка в пуховом платке  набожно  зашевелила губами, мелко перекрестилась; засуетившись,  локтем  пощупала,  прижала  к боку свою кошелку, попятилась - и тотчас стали расходиться люди,  улыбаясь с сомнением, - все могло быть здесь разыграно: рынок не вызывал доверия.

    - Не был я на Днестре, - выговорил парень. - Может, на Одере, на Первом Белорусском. В разведке. Я в полковой разведке...

    - Мы шли через Карпаты, в Чехословакию, - ответил  Сергей,  еще  минуту назад веря, что они где-то встречались.

    -  Обознались!  -  засмеялся  парень  и    разочарованно    повторил:    - Обознались, значит! Эх, елки-палки!..

    Сергей смотрел на его узкий,  решительный,  с  горбинкой  нос,  на  его медали под распахнутой телогрейкой - был он похож на тот заметный на войне тип людей, о которых говорят: этот не пропадет.

    - Сколько зарабатываешь тут в день?

    - Полсотни. - Парень запахнул  телогрейку.  -  Инвалид  второй  группы. Пенсия - с воробьиный нос. Чихнуть дороже!

    - У меня только тридцатка. Возьми, - проговорил Сергей. - На  кой  тебе этот цирк! Придумать что-то нужно.

    - Ежели бы эту тридцатку на год! - едко  хохотнул  парень.  -  С  тебя, капитан, денег не возьму. С тыловиков беру.

    - Сергей, давай сюда!

    От забора к палаткам быстро шел Константин, с  веселым  видом  призывно помахивая снятыми перчатками.

    - Ну как? - спросил Сергей.

    - Все в порядке. Можешь швырять чепчик в  воздух,  Не  полторы,  а  две косых дали за твои часики. - Константин  перчатками  похлопал  по  боковым карманам. - Здесь твои - две, здесь мои - пять. Вернули долг.

    - Кто вернул? -  Сергей  взглянул  на  забор,  где  стояли  люди  возле чемоданчиков. - Те двое, в телогрейках?

    - Долго объяснять. Не все ли равно? Пошли, выберу костюм. Только  прошу - в торговлю не лезь. Все испортишь. Кстати, тебе пойдет строгий цвет. Ну, темно-серый. Верно?

    - Этого я не знаю.

          3

    В комнате Константина было жарко натоплено.

    Сергею нравилась  хаотичная  теснота  этой  комнаты  с  ее  холостяцкой безалаберностью, старой мебелью; громоздкий книжный шкаф, потертый  диван, на котором валялись  кипы  английских  и  американских  военных  журналов, голливудских выпусков с фотографиями улыбающихся кинозвезд, и  везде  были беспорядочно разбросаны книги  на  креслах,  висели  галстуки  на  спинках стульев; раскрытый патефон стоял на  тумбочке  -  веяло  от  всего  чем-то полузабытым, мирным, довоенным.

    Сергей лежал на  диване,  распустив  узел  нового  галстука,  рассеянно листал затрепанный иллюстрированный" журнал сорок второго года. Константин

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту