Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

3

прежним тоном и посмотрел стакан на свет. -  Неужели  ты,  Костька, обыкновенную родную водку можешь променять на какой-то паршивый ром?

    - После войны решил попробовать все вина мира - своего рода идея фикс!

    - Аська, ты слышала? - спросил Сергей. - Он тебя не поражает идеями?

    - Давайте рюмку,  Асенька,  -  сощурясь,  предложил  Константин.  -  Вы единственная женщина среди нас. Правда ведь?

    Немного подумав, Ася достала из буфета рюмку,  поставила  ее  на  стол, сказала с виноватым выражением:

    -  Немножечко...  капельку...  -  И  взглянула  на  удивленного  Сергея протестующе. - Не воспитывай меня, пожалуйста!

    - Видишь? - Константин поощрительно и щедро налил Асе полную  рюмку.  - Какого лешего лезешь в личную жизнь сестры?

    Сергей молча вылил из ее рюмки себе  в  стакан,  взял  бутылку  из  рук Константина, накапал в рюмку несколько капель, словно лекарство,  произнес тоном, не терпящим возражений:

    - Одному из вас я в самом  деле  нахлопаю  по  шее,  другую,  соплячку, выставлю за дверь!

    - Где нет доказательств - там сила! - Константин захохотал, чокнулся  с рюмкой  Аси,  выпил,  крякнул    ожесточенно.    Опять    подмигнул    сердито нахмурившейся Асе, стал вилкой тыкать в ускользающий на сковородке кусочек сала, зажевал с аппетитом.

    - Аська, выйди, - приказал Сергей. - У нас мужской разговор.

    - Нет, Сергей, ты... невозможный! - Ася" краснея, швырнула полотенце на стул. - Просто ужасный грубиян!

    - Так ты можешь продать часы? - спросил  Сергей  после  того,  как  она вышла.

    - Подожди, - сказал Константин. - Твои часы? Какая марка?

    Сергей снял часы - черный с фосфорической синевой циферблат, тоненькая, как волосок, пульсирующая секундная стрелка - отличные  швейцарские  часы, которые носили немецкие офицеры, положил их на скатерть.

    - Трофейные. Взял в Праге. Лежали в ящиках. В немецкой комендатуре.

    Константин взвесил часы на ладони.

    - На фронте я никогда не брал часы. Часы напоминают  человеку,  что  он смертен. Полторы косых дадут за эти часы. Повезет - две. Постараюсь.

    Сергей разлил ром в стаканы, поинтересовался:

    - Что это за "полторы косых"?

    - Полторы тысячи рублей. О наивняк!  Привыкай  к  понятиям  "карточки", "лимит", "коммерческий магазин", "Тишинский рынок".

    Константин,  еще  жуя,  достал  коробку  "Казбека",  придвинул  Сергею, чиркнул зажигалкой-пистолетиком, прикуривая, договорил по-домашнему:

    - К вечеру у меня будет солидная пачка купюр. Вернут долг. Можешь  часы не продавать. На шнапс бумаг хватит. Оставь часы для, худших времен. Зачем тебе деньги, когда у меня есть?

    - Надо купить костюм. Отцовский не лезет.

    - Купим! Деньги - это парашют, дьявол бы их драл! - сказал  Константин. - Пустота под ногами - и тогда открываешь  парашют!  -  От  выпитого  вина смуглое лицо его стало насмешливо-отчаянным.  -  На  Тишинку  поедем  хоть сейчас. К спекулянтским мордам визит сделаем.

    В его манере говорить, в  его  движениях  ничего  сходного  не  было  с прежним аккуратным Костей - всегда умытым, застегнутым  на  все  пуговички сшитой из теткиной  юбки  курточки,  всегда  приготовившим  уроки,  всегда детски красивеньким, чинно и пряменько сидевшим за партой.  Был  он  робок

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту