Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

2

счастливо  понял  и  оно  никогда  не должно исчезнуть.

    Он знал, что это ощущение до сумерек.

    Вечером или особенно декабрьскими  мглистыми  сумерками,  когда  фонари горели в туманных кольцах, это чувство полноты  жизни  исчезало,  и  боль, странная, почти физическая боль и тоска охватывали Сергея.  В  доме  и  во дворе, где он вырос, его окружала пустота погибших и пропавших без  вести; из всех довоенных друзей в живых остались двое.

    Когда он  уже  стоял  под  душем,  оживленно  растираясь  под  колючими струями, послышались быстрые шаги из коридора, стукнула  дверь  на  кухне, потом возле ванной раздался голосок Аси:

    - Сережка, к тебе Константин. Что ему сказать?

    - Пусть подождет. Без штанов я к нему не выйду.

    - Фу, какой грубиян! - сказала Ася за дверью.

    Минут через пять он вышел, надевая на ходу китель, - мокрые волосы были зачесаны назад, - спокойно, весело и твердо поглядел  на  сестру.  И  Ася, будто не узнавая, с удивлением и восторгом мизинцем  провела  по  длинному ряду  зазвеневших  орденов,  по  кружочкам  медалей,  спросила    то,    что спрашивала уже не раз:

    - Сережка, за что ты получил все это?

    - За грубость.

    - Пожалуйста, ты не городи, а скажи  серьезно.  Опять  какую-то  чепуху отвечаешь!

    - За грубость, честное слово, Аська.

    Он вошел в комнату, чувствуя, как после душа горячо  звенит  все  тело, сел к столу, не здороваясь, сказал шутливо:

    - Давай, Костька, завтракать. Вот этот омлет из яичного порошка  жарила моя сестра. Проникся, какие у нас сестры? Ася, раздели нам это пополам.

    Константин, высокий, худощавый,  с  узким  лицом,  с  темными  усиками, докуривая сигарету, сидел на маленькой скамеечке подле печки, брезгливо  и заинтересованно разглядывал тоненько пищащих котят. С хрипотцой  в  голосе он говорил сквозь затяжку сигаретой:

    - Красивое создание кошка, а? Что-то есть от женщины. Или, наоборот,  в женщине - от кошки. - Он покосился на Асю. - Ася, вы меня не  слушайте,  я по утрам болтаю чушь, когда не  высплюсь.  А,  черт,  трещит  башка  после вчерашнего!

    - Не потрясай болезнями, - сказал Сергей.

    - Оставьте в покое котят! - сердито проговорила  Ася.  -  Я  просто  не знаю, чем я буду теперь кормить их - молока нет, ничего нет...

    - Ася, у  меня  остаются  иногда  талоны  на  хлеб.  Будете  менять  на какой-нибудь кошачий продукт.

    - Вы просто богач.

    - Иногда. - Константин по-военному одернул  кремового  цвета  пиджак  с щегольским разрезом сзади, потер двумя руками голову,  коротко  засмеялся, показывая из-под усиков великолепные белые зубы. Вышел в коридор и  тотчас вернулся, подбросил на ладони бутылку, всю залепленную цветной этикеткой.

    - Под твой омлет с салом или наоборот - ямайский ром!

    Вынул из  кармана  немецкий  ножичек,  отделанный  перламутром,  ногтем подцепил  штопор.  Не  спеша    вытащил    пробку,    разлил    по    стаканам, приготовленным для чая, подмигнул Асе.

    - Вам бы рюмочку, а? - И тут же продекламировал: - О донна  Ася,  донна Ася, как я люблю твои глаза, когда глаза  твои  большие  ты  подымаешь  на меня.

    - Пошлость! - заявила Ася. - И никакой рифмы!

    - Нет, за твои параллели я тебе сегодня накостыляю  по  шее,  -  сказал Сергей

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту