Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

1

    - Сережка, спишь? Газеты!

    Вошла  Ася,  худенький  подросток  в  стареньком  отцовском    джемпере, посмотрела живо и заспанно на Сергея, почему-то засмеялась, кинула  газету ему на грудь.

    - Проснулись, ваше благородие? Лучше вот... почитай. Наверно, от  жизни совсем отстал?

    Сергей потянулся на постели в благостном  оцепенении  покоя,  развернул газету, свежую, холодную с улицы - она пахла краской, инеем,  -  и  тотчас отложил: читать не хотелось. Он лежал  и  курил.  И  так  лежа,  с  особым удовольствием видел, как Ася, присев перед печью, раскрыла дверцу, обожгла пальцы, смешно поморщилась, лицо было розовым от  огня.  Потом  подула  на пальцы, опять засмеялась, косясь на Мурку, лениво и безостановочно лижущую своих котят.

    - Знаешь, я стала затапливать печку, наложила  дров,  зажгла,  вдруг  - раз! - кто-то молнией как метнется из печки, только дрова полетели! Смотрю - Мурка, глаза дикие, в  зубах  котенок  пищит.  Оказывается,  она  хотела детенышей в печь перенести, устроить их потеплее. Вот дура-дура! Дурища, а не мамаша!

    Ася со смехом погладила  утомленно  мурлыкающую  кошку,  одним  пальцем нежно провела по головам ее мокрых, жалко некрасивых котят.

    - Не такая уж она дура, - улыбнулся Сергей. - По крайней мере,  шла  на риск.

    "Ведь все это мне тоже снилось, - подумал Сергей, - и морозное утро,  и кошка с котятами, и печь, и Ася..."

    Он сказал:

    - Ася, брось папироску в печку. Я встаю.

    - Интересно, это приятно? - Ася взяла папиросу, покраснев,  поднесла  к губам, вобрала дым и закашлялась. - Ужасно! Как ты куришь?

    - Ты это зачем?

    - У нас в школе некоторые девчонки пробуют. Ты знаешь, я два раза  вино пила.

    - Это такие соплячки, как ты? Бить вас некому. Марш в другую комнату! Я оденусь.

    - Подумаешь! - Ася дернула плечами,  вышла  в  другую  комнату,  оттуда сказала обиженным голосом: -  Ты  грубый.  В  тебе  осталось  благородного только твои ордена и довоенная фотокарточка.

    -  Ладно,  Аська,  -  миролюбиво  сказал  Сергей  и  потянул  со  стула обмундирование.

    В этот час утра кухня, залитая морозным светом, была пустынной.  Солнце ярко сияло и на цементном полу в ванной, колючие  веселые  лучики  играли, искрились на инее  окна,  на  пожелтевшем  глянце  раковины.  Старое,  еще довоенное зеркало  над  ней  отражало  потрескавшуюся  стену,  облупленную штукатурку этой старой маленькой комнаты,  в  которой  летом  всегда  было прохладно, зимой - тепло.

    Он мечтал об этой ванной  в  те  дни,  когда  думать  о  доме  казалось невозможным.

    Сергей брился, радуясь переливу солнца на пузырях  в  мыльнице,  легкой пене мыла,  щекочущей  подбородок,  мягкой  и  острой  безопасной  бритве. Впервые за этот  месяц  ощущал  он,  что  обыкновенный  процесс  бритья  - разведение душистой пены,  намыливание  теплой  пеной  щек,  прикосновение лезвия к распаренной коже лица,  которая  становится  чистой,  молодой,  - приносит острое удовольствие.

    После бритья он по обыкновению вставал под душ  в  ванной,  ровный  шум прохладной воды, теплые иголочки по всему телу, махровое полотенце - и  он чувствовал себя в отличном настроении, когда казалось, что все  прекрасное в самом себе и в жизни он только что

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту