Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

89

над ним, и какие-то вспышки высекались на низком сером небе.

    "Погибли... Мы погибли... Все!.."

    И в последний раз он  все-таки  поднял  голову,  увидел  за  глыбами  в бескрайнем осеннем поле нескольких людей без выражения лиц, без жизни, без силы в переступающих ногах. Они далеко друг  от  друга  замедленно  шли  к нему, немо раскрывая рты; они, эти люди, видимо, готовы были  помочь.  Они не замечали друг друга, но шли к нему, и он  не  по  лицам,  а  по  одежде догадался, узнал, кто они. Это были его мать и возле шел Валерий,  странно похожий  на  Алексея,  и  рядом  был  еще  кто-то,  весь  белый  и  вместе траурно-черный, у всех у них не было лиц.

    "Но почему с ними Греков? Почему он хочет мне помочь? После  того,  что было?.. Зачем же он хочет мне помочь?.." - думал он с какой-то мучительной и умиленной до слез радостью, видя, как Греков, траурно-черный, с  палкой, своей старческой походкой и беззвучно плача,  тоже  идет  к  нему;  и  он, напрягаясь, ждал всех их и теперь хорошо понимал, что  они  пришли  искать его.

    "Я здесь, я здесь!" - крикнул он, но сам не  услышал  себя,  и  они  не услышали его.

    Они, как слепые, не видя и не  слыша  друг  друга,  остановились  перед грозно и враждебно клубящимися  глыбами.  Они  протягивали  руки.  Они  не знали, что делать, они беспомощно звали его. "Еще один шаг! Последний шаг! - жалобно умолял он. - Помогите мне!.."

    Вытягиваясь и  шурша,  зловеще  мрачные  ползущие  глыбы  держали  его, разъединяли его и их, и тогда он окончательно понял: они не услышат его  и уже не помогут ему. Но в эту секунду он еще понял и другое, и  это  другое было похоже на мелькающие лучезарно-вишневые блики, краски не  то  заката, не то какой-то сказочно яркой и тихой воды, где он видел самого себя, и  с неуловимой отчетливостью видел он, пытаясь запомнить, как  в  бреду,  свои будущие действия, поступки, слышал свои слова, которые должен был  сказать матери, Алексею, Грекову, но которые не сказал, потому что раньше  не  мог это точно и твердо ощутить, увидеть, услышать это в себе.  И,  все  дальше подталкиваемый в пропасть, он закричал, застонал, летя  в  пропасть,  и  с предсмертным ужасом увидел в последний  момент  незнакомое,  будто  спящее лицо Валерия, уткнувшееся лбом в окровавленные руки.

    ...И от этого ужаса при виде окровавленного  лица  и  рук  Валерия,  от своего стона Никита пришел на минуту в ясное сознание.

    "Где я? Что со мной? Где я?.."

    Он лежал с открытыми глазами.

    Какие-то всхлипывающие, прерывистые, похожие на  хрип  звуки  отдаленно доносились  до  него.  Серый  сумрак  рассвета  стоял  над  ним,  и  нечто беспредельно серое, огромное, как небо, уходило в высоту, двигалось  перед глазами дымными глыбами;  он  не  мог  повернуть  голову,  чтобы  охватить взглядом это серое, непонятное, огромное.

    Он лежал спиной на мокрой земле; он чувствовал это, хотел пошевелиться, но лишь застонал жалобно, и сразу кто-то, всхлипывая, задыхаясь,  бормоча, забегал вокруг него, потом, хрипло дыша, низко наклонился - белое и чужое, с  трясущимся  подбородком  лицо,  с    обезумело    остекленелыми    глазами заколыхалось над ним, и колыхался, вскрикивал из тишины этого серого  неба рыдающий

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту