Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

88

И  с  холодной  пустотой, млеющей возле сердца, и со злостью к этому невидимому  человеку  за  рулем отставшего от колонны грузовика, занятому непонятной,  безумной  игрой  на пустынном ночном шоссе, он чувствовал по пронзительному свисту  сквозняков увеличенную скорость  своей  машины,  мелкое  дрожание  пола  под  ногами, накаленный гул мотора, все сильнее пульсировали нахлесты ветра, гремели по железу кузова. И, замерев, уже понимая бессилие и бешенство Валерия, молча наклонясь  вперед,  он  ждал  этих  секунд,  которые  нужны  были,    чтобы проскочить мимо грузовика.

    - Вот так! Вот так, милый!.. - опять крикнул Валерий. - Проскочили!

    "Что он?.. Что он?.."

    И в ту же секунду ослепительно близкие прямые огни фар вильнули вправо, темная, возникшая в потоке встречного  света,  заляпанная  грязью  громада грузовика неуклюже надвинулась сбоку на стекла, бортом загородила шоссе, и Никита, с окатившим все тело холодным потом, еще успел  заметить  какой-то сумасшедший жест руки  Валерия,  изо  всех  сил  выворачивающего  руль  от неотвратимо чудовищной громады машины, - и с  ревом,  лязганьем,  грохотом это  неотвратимо  огромное,  смертельное  ударило,  смяло,  несколько  раз подкинуло его, бросая обо что-то металлическое, жесткое, острое,  и  среди грохота  и  рева  звучал  во  тьме  крик,  как  будто  черным  и    багрово вспыхивающим туманом душило его в пустоте:

    - ...Погибли... Мы погибли... Все!..

    И все кончилось.

    Чей-то голос, слабый, тоненький, все время звал его  из  черной  жаркой пустоты; этот голос, родственно близкий, знакомый ему,  умолял  и  называл его по имени, но он не мог поднять головы, посмотреть,  ответить  ему.  Он один лежал на спине в пустынном поле,  и  гигантские  бесформенные  глыбы, нависая, шевелились, тяжело скапливаясь, жестко и душно сдавливали его. Не было сил двинуть прижатыми к земле руками, столкнуть их с груди, эти тяжко вжимавшие его в землю глыбы, сквозь которые раскаленно вонзался  тоненький голос, мольбой дрожавший в его ушах.

    Он хотел понять, кто так жалобно кричал рядом,  кто  мог  быть  в  этом голом  осеннем  поле,  среди  которого  он    лежал    один,    придавленный, обессиленный, кто мог звать его,  когда  никого  нет.  Но  он  ведь  видел когда-то узкую щель над землей - она зловеще и сумеречно уходила до  конца земли, плоской, как пустыня, до горизонта.

    "Кто же это зовет меня? Кто это?" - спросил он.

    Но не было никого. И его все плотнее, все удушливее сдавливало железной тяжестью, давило на грудь, на горло, и потом бесформенные, имеющие в своей глубине огромные человеческие руки-глыбы поволокли его, переворачивая, как осенний лист ветром, по полю, подальше от жалобно зовущего голоса - к краю земли, где над черным провалом холодно клубился туман.

    "Зачем? Я не хочу!" - еще не веря, хотелось крикнуть ему,  но  не  было воздуха в груди, невозможно было его вдохнуть.

    С тайным  шуршанием,  незримо  сговариваясь,  глыбы  теснили  его,  все упорнее и ближе подвигали к бездонной пропасти,  дышащей  ледяным  холодом ему в голову, и голова уже свесилась в этот холодный дымящийся провал, так что край земли жестко, больно впивался в его плечо. А бестелесные багровые глыбы стояли

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту