Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

86

набранной скорости, обдавая грязью, и Валерий, притормаживая,  кричал,  сощуриваясь, нетерпеливо:

    - Только бы бензину хватило, не заправлялся  сегодня!  Застрянешь  еще, как идиот!.. Ты чего замолчал, Никита?

    - Я думаю, что нас не ждут. Ночь - и там спят. Сколько сейчас времени?

    И вдруг в этом бесконечном мелькании фар, в грохоте, лязге проносящихся мимо огромных грузовиков, в звуках  движения,  в  голосе  Валерия,  в  его освещаемом на миг лице,  готовом  к  отчаянию,  -  во  всем  оглушавшем  и бесконечном, - представилось Никите,  что  все,  о  чем  думал  он,  давно произошло и теперь опять неотвратимо происходило с ним. Ему казалось,  что когда-то уже был кабинет, весь голо освещенный огнями люстры,  холодный  и чужой, разбросанные по полу папки, белые листы рукописи, черным  квадратом зияющий  проем  сейфа,  старые  бумаги  с    аккуратной    правкой    красным карандашом, и когда-то был дождь, и их поездка, и эта колонна  грузовиков, грохочущая  в  уши.    И    были    слепящие    скачки    света    по    стеклам, нетерпеливо-отчаянное и вместе упрямое выражение  лица  Валерия,  гонящего навстречу колонне машину, будто это одно было  необходимо,  как  будто  от этого зависело  все.  В  его  сознании  сейчас  ничто  не  было  логичным, последовательным. Лишь, как обрывистые удары, толчки мысли: "А дальше что? Что произойдет на даче? Там он и Ольга Сергеевна. Мы постучим  и  разбудим их. Потом он выйдет в халате. И под халатом опять те детские щиколотки.  А дальше что? Какое у него будет лицо?  Нет,  все,  что  мы  сейчас  делаем, бессмысленно. А как надо? Алексей... Что сказал бы Алексей?"

    - Все! Приветик, сволочи! - услышал он облегченный  вскрик  Валерия.  - Они думали, что, как мальчика, в кювет затрут! Черта вам лысого,  болваны! - И Валерий засмеялся. - Они думали, на хмыря напали! Ох, как  я  ненавижу тупую силу. Ты можешь это понять?

    - Сколько сейчас времени? Час, два?

    - Плевать нам на время!.. Какая разница!

    Никита молчал. Перед глазами  неустанно  махал  "дворник",  расталкивая грязные струи по стеклу. Уже не было мчавшегося мимо грохота,  назойливого мелькания фар - колонна прошла. Ровный, казалось, в тишине рев мотора  был ясно слышен, и лепет дождя, и позванивание капель по кузову. Густая  тьма, разрезанная ущельем фар на  свободном  шоссе,  скользила  по  сторонам  за полосой света.

    И, не в силах отделаться от ощущения какой-то  нереальности  того,  что видел точно со стороны, Никита улавливал звук  голоса  Валерия  и  убеждал себя, что это ощущение нереальности сейчас пройдет.

    - Больше всего на свете  люблю  машину,  твоя  собственная  комната  на колесах, свобода - и ничего не надо!  Что-то  умеешь  делать  -  начинаешь уважать себя! - громко и возбужденно заговорил Валерий,  еще,  видимо,  не остыв от злого азарта, испытанного им только что, когда он по краю обочины гнал машину вдоль колонны. - Спасибо Алешке за то,  что  он  меня  научил! Таких парней, как Алешка, мало! Они воевали, они поняли кое-что...  А  мы, как щенки, тыкаемся в разные углы. Скулим...  И  суетимся  после  десятого класса, думаем об удобной, непыльной профессии -  зачем  сами  себе  врем, скажи мне? - как через жаркую пелену, доходил

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту