Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

85

Прямо испугался сказать.

    - Ненавижу правдолюбцев из-за  угла,  -  поспешно  перебил  Валерий,  - Шептунов всяких. Режут правду-матку за спиной. Карманные  Робеспьеры!..  С разбегу никого по морде не разберешь. Ненавижу!..

    - Мы скоро приедем?

    - Мы пропали без сигарет, Никита. Не бойся, я знаю, что теперь  делать. Только бы одну сигарету!

    - Слушай, запомни: я ничего не боюсь. Ты это не запомнил?

    - Мы пропали без сигарет. Хоть бы одна где-нибудь! Пересохло  в  горле. Ты бы хоть по карманам посмотрел. Может, где завалялась.

    - Все обшарил - ни одной... Мы скоро?

    - Километров пятнадцать.  Сейчас  будет  какой-то  поселок.  Березовка, кажется. Или Осиновка. Одно и то же.  Сейчас...  Нам  осталось  километров пятнадцать, Никита.

    - Что мы ему скажем?

    - Что я ему скажу?

    - Да. Что ты ему скажешь?

    - Я хочу все знать. Я скажу ему, что, если он не  объяснит,  зачем  все это сделано, я на его же семинаре прочитаю вслух это его заявление - всем. Братцам-студентам. И я это сделаю. И он знает, что я смогу это сделать!

    - Какие-то огни. Это Березовка? Сколько осталось? Ты сказал, пятнадцать километров?

    - Нет, машина. Встречная. Тоже какой-нибудь частник. С дачи. Скажи,  ты любил свою мать?

    Сквозь дождь туманно блеснул впереди  огонь,  исчез,  чудилось,  нырнул куда-то, - видимо, там был уклон, и только радужное  свечение  брызгало  в воздухе.

    - Я ее до конца не знал. Она не говорила о прошлом. Все держала в себе.

    - Надо бы в машине иметь запасные сигареты. Не  раз  думал  об  этом  и забывал! Значит, ты любил свою мать?

    - Зачем спрашивать? Но не совсем  понимал.  И  она  меня,  наверно,  не совсем. А что?

    - Просто спросил.

    Два огня, брызжущие косматыми шарами,  выползли,  вынырнули,  казалось, из-под земли, приближались из глубины шоссе, липли к размазанным  дождевым полосам на стекле. Радужными иглами светились  они  на  сбегающих  каплях, летели навстречу. И внезапно  ослепил,  вонзаясь  в  машину,  прямой  свет вспыхнувших фар; свет  этот  расширился  и  упал,  только  желтыми  живыми зрачками горели подфарники, мелькнул глянцевито-мокрый, горбатый  радиатор - обляпанный грязью бампер с забитым глиной  номером  -  и  черный  силуэт грузовика пронесся, оглушая железным ревом, дробно хлестнул брызгами грязи по стеклам.

    - Что,  свет  не  умеешь  переключать,  дурак?  -  крикнул  Валерий  и, оглянувшись, выругался. - Ах ты, болван стоеросовый! Болван ты, болван!..

    И ударил ладонью по звуковому сигналу, пронзительно  загудевшему  вслед промчавшемуся грузовику.

    - Вот что я ненавижу! - закричал он и  быстро  глянул  краем  глаза  на Никиту, удивленного и его криком и этим выражением азартной злости на  его лице. - Почему грузовики  не  любят  легковушек?  Почему?  Прижимают,  как танки, к кювету - и хоть бы что! И ничего не сделаешь! Бессмысленность эту ненавижу!

    - Не городи ерунду. Это колонна, - сказал Никита, наклоняясь к  стеклу. - Смотри, их много...

    - Конечно! На кольцевую прут!

    Впереди,  выбираясь  из-под  уклона,  колонна  шла  навстречу,    далеко растянувшись,  вспыхивали  и  гасли  фары,  с  грохотом,  тяжело  и  мощно проносились один за другим грузовики, как бы упрямо не  сбавляя

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту