Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

82

чувство, какое бывает, когда происходит вокруг что-то  дикое,  ненужное по своей бессмысленности, что нельзя остановить. - Сложи  все  в  сейф.  И деньги... - повторил он. - И замолчи! Ты с ума  сошел?  Слушай...  Что  ты делаешь? Для чего?.. Глупо это! Не понимаешь? А дальше что? Что дальше?

    - Иди спать! - Валерий обернулся, из-за  плеча  смерил  его  с  ног  до головы презрительным взглядом. - Ясно?  Ты  не  имеешь  к  этому  никакого отношения! Я отвечаю за все! Только один я!

    - Замолчи! - шагнув к нему,  крикнул  Никита.  -  Слышишь!..  Перестань молоть ерунду! Сколько можно говорить!

    И потом Никита уловил осторожное царапанье  капель  по  стеклу,  шумное дыхание Валерия; он со сжатым ртом поднял новую,  обтянутую  желтой  кожей папку, гладко блестевшую монограммой на уголке, подошел к  столу  и  начал собирать в нее бумаги, стал завязывать на папке тесемки. Никита видел, как решительно двигались его руки, и сказал наконец:

    - Мы должны позвонить Алексею. Посоветоваться...

    - Нет! Хватит с Алексея того, что есть... Я слишком  его  люблю,  чтобы ввязывать его в это! С него хватит!

    - Тогда что сейчас будем делать?

    - Я знаю, что делать, - заговорил Валерий, стараясь говорить  ровно,  а пальцы его все рвали тесемки, не могли  затянуть  узел  на  папке.  -  Для меня-то ясно! И, думаю, для тебя. В общем, ты уезжай  отсюда.  Немедленно. Понял? Собирай чемодан - и привет! В  Ленинград.  На  первый  поезд.  И  к черту! Сегодня переночуешь у Алексея. Вызывай  по  телефону  такси.  Номер здесь. В книжке. А утром на экспресс. В Ленинград ходит экспресс.

    - Я уеду, а ты?..  -  Никита  мрачновато  усмехнулся.  -  Нет,  с  меня началось. Нет - я сейчас никуда не уеду!

    - А я говорю: тебе лучше уехать! Не ясно? Ты еще тут! Началось с  тебя? Ох, не с тебя! Нет, не с тебя, братишка... Совсем нет! Ну, конечно,  делай что хочешь, мне все равно. Я-то знаю, что делать!..

    Он второй раз уже, лихорадочно торопясь, завязывал тесемки папки -  они развязывались, - затем тоже очень поспешно вынул из заднего кармана вместе с рублем водительские права, ключи от машины, рывком затолкал  обратно;  и слова Валерия и движения его явственно подчеркивали: все сейчас  прочно  и необратимо решено им, и теперь он ничего не передумает.

    - Мы должны позвонить Алексею, - настойчиво повторил Никита.  -  Он  не знает, что мы тут... А потом все решим. Ты куда?

    - Лично я? В Одинцово. На дачу.  Куда  я  могу  еще?  Нет!  Алексея  не вмешивай в это. Ни в коем случае. Он давно  в  ссоре  с  отцом.  А  думать нечего. Что может быть яснее? Я  просто  хочу,  оч-чень  хочу  задать  ему несколько лирических вопросов! Интимного порядка! И все-таки он мой  отец, а Вера Лаврентьевна Шапошникова, как она названа в бумаге, моя тетка. Так? - И договорил с ядовитой насмешливостью: - Ты разве не чувствуешь, что это одна кровь? А я почувствовал. Когда ты по-родственному двинул  меня  возле ресторана! Что, со мной едешь?

    Никита, не ответив, искал  в  смятой  пачке  последнюю  сигарету  и  не находил, он смотрел на круглые часы  над  столом,  видел  металлический  в свете люстры циферблат, тупой угол стрелой, хотел заставить  себя  понять, сколько времени, и думал, убеждая

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту