Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

81

несколько минут выжидательно стоял в дверях кабинета, прислонясь плечом  к косяку, наблюдая оттуда; в опущенной руке была бутылка боржома.

    - Прекрасный слог! Суховатый стиль ученого мужа. Этот  стиль  убеждает, а?

    Никита смотрел, не видя выражения его лица, но стараясь угадать, о  чем думал сейчас он, что скрывалось за этим  насмешливым,  высоким,  казалось, готовым сорваться голосом.

    Валерий подошел к столу, прочно,  даже  решительно  ступая,  но  словно через силу заставляя себя говорить, лицо было влажно, бледно, -  и  Никита все ожидающе, молча смотрел на него, видел, как Валерий сел на край стола, - как будто в кино, Никита где-то видел  это,  -  вынул  из  карманов  два бокала и, торопясь, разлил в бокалы пузырящийся боржом, сказал с усмешкой:

    - Боржом отрезвляет, Никитушка. Другого  ничего  нет!  За  двух  Шерлок Холмсов! - И  так  нерассчитанно  сильно  стукнул  бокалом  о  бокал,  что расплескал боржом на стол. - Будь жив!

    Никита молчал.

    Валерий, запрокинув голову, жадными глотками пил, а глаза были  скошены на Никиту  и  стали  напряженными,  осмысленными;  чудилось,  готовы  были сказать что-то. И Никита отвернулся, чтобы не видеть их страшного,  немого выражения. Он встал из-за стола так же молча, подошел к окну и прислонился лбом к темному, запотелому стеклу, по которому  снаружи  с  беглым  звоном постукивали, сползали капли. Сквозь подвижную  эту  насечку  капель  среди мокрой  темени  двора  далеко  внизу,  на  первом  этаже  соседнего  дома, оранжевым квадратом светилось занавесью окно. "А  там  больной,  а  может, проснулся кто-то, - подумал он, удивляясь бессмысленной  ненужности  того, что подумал. - А может быть, гости сидят... Зачем я об этом думаю?"

    И Никита со смертельной  усталостью,  глядя  на  единственное  горевшее внизу, в мокрой тьме окно, услышал шум движения, шаги, стук  отодвигаемого кресла. Он повернулся от приникшей к лицу тьмы, от веющего сырой свежестью окна, повернулся на электрический свет, оголяюще разлитый по  кабинету.  И реально и ясно увидел Валерия.

    - И все в сейфе, в сейфе держал!

    Ругаясь  сквозь  зубы,  Валерий  двигался  по  белым  листкам  какой-то рукописи, разбросанной на полу возле раскрытого сейфа, выбрасывая  оттуда, швырял на пол кожаные папки  с  монограммами,  какие-то  коробочки,  глухо звеневшие при ударах о  паркет,  какие-то  статуэтки,  массивные  костяные четки; потом достал из глубины сейфа плотную и  твердую  на  вид  пачку  в надорванном целлофане, содрал целлофан и тотчас же передернулся весь.

    -  Сумма...  Нич-чего  не  жалел,  всем  одалживал!  Ну,  добряк!    Ну, молодец!..

    Валерий стоял, угловатый от нетерпения,  среди  разбросанных  папок,  с брезгливой злостью смотрел на деньги, сжимая их, и швырнул пачку на стол - купюры разъехались по стеклу.

    - Ладно! И это неплохо! Не-ет, это отлич-чно! - заговорил Валерий. -  И эти  с  монограммами,  почитай,  "Уважаемому..."  "Дорогому".    Прекрасно! Здорово! Ему дарили папки!.. За всю жизнь ему надарили гору  папок.  А  ты как думал, братишка? За заслуги перед наукой! Не-ет! Разве  мог  он,  а?.. Кто поверит, а? Клевета!..

    - Оставь это... Сложи все в сейф, - устало попросил  Никита,  испытывая то

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту