Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

78

дождь.  Потом  вышел  быстро  из кабинета, шаги зазвучали в коридоре, хлопнула дверь в глубине  квартиры... И все то,  что  чувствовал,  видел  Никита,  -  этот  огромный  освещенный кабинет, мертво стоявшие книги  за  стеклом,  эти  темные  бронзовые  бра, картины  в  толстых  рамах  на  стенах,  разбросанные  бумаги    на    полу, постукивание дождя, открытый сейф в углу и  ощущение  себя,  сидевшего  за чужим столом над письмом матери, - все на  миг  представилось  нереальным, отдаленным, увиденным в бреду. Это было то ускользающее,  ощутимое,  и  не им, а будто кем-то другим ощутимое, что он испытывал только в детстве,  во время тяжелых приступов малярии в Ташкенте.

    И невыносимая тишина сомкнулась  в  кабинете,  заполнила,  как  стоячая вода, всю квартиру; и, будто тиканье  часов,  стали  вдруг  слышны  слабые капли по стеклу, мышиное шуршание бумаги под  пальцами  и  бой  сердца,  и собственное дыхание, когда он, спеша, открепил  от  пачки  листков  письмо матери, соединенное с бумагами скрепочкой, и открылась первая  пожелтевшая по  краям  машинописная  страница,  с  аккуратностью  правленная  красными чернилами, педантично округленным, мелким почерком  ("Это  его  почерк?"), некоторые слова  были  ровно,  как  по  линеечке,  зачеркнуты,  разборчиво вставлены другие.

    "ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА"

    Директору института тов. Рогозову П.С.

    Секретарю парткома Свешникову Я.М.

    15 июня арестована моя сестра Шапошникова  Вера  Лаврентьевна  (девичья фамилия Грекова), проживавшая в гор. Ленинграде.

    В связи с арестом моей сестры считаю необходимым сообщить следующее:

    1. После Октябрьской революции я не имел случая  встречаться  со  своей сестрой в течение 6 лет и, следовательно, об этом периоде ее жизни не имею полного и ясного представления. Мне только известно, что моя сестра  вышла в 1918  году  замуж  за  некоего  прапорщика  царской  армии  Шапошникова, дослужившегося впоследствии до командира полка Красной Армии.

    В 1924 году моя сестра была наездом в Ленинграде, где я жил  и  работал тогда, и при встрече рассказала мне, что все эти годы после  революции  по заданиям ЧК она "моталась" с мужем по всей  стране,  якобы  участвовала  в подавлении белоказацкого мятежа атамана Дутова в Орске, эсера Савинкова  в Ярославле, затем два года была в Средней Азии  по  ликвидации  басмаческих банд на афганской границе.

    Рассказ ее в те годы, естественно, не вызывал отрицательного  отношения или какого-либо сомнения, как не вызывал сомнения и тот факт, что муж  ее, как я говорил уже, Шапошников, был награжден  (как  он  в  частной  беседе объяснил  мне,  за  ликвидацию  басмаческой  банды  Ибрагим-бека)  орденом Красного Знамени. Однако, повторяю, о том периоде  жизни  своей  сестры  я мало что знаю.

    В 1927 году я был откомандирован на год в Московский университет, и мои контакты с сестрой, оставшейся работать в  Ленинграде,  прекратились,  тем более что по складу наших  характеров,  следует  сказать  объективно,  эти общения не всегда были приятны ни мне, ни моей сестре, как  бы  родственно ни были мы связаны. Чувствую необходимость сказать,  что  характер  сестры отличался  вспыльчивостью,  несдержанностью,    прямолинейностью,   

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту