Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

41

несоответствие бывает у женщин, ни разу не рожавших, может быть, из-за  нелюбви  к  детям,  может  быть,  по  причине аскетической воздержанности, которая  заставляет  тщательно  и  всю  жизнь ухаживать за своим телом.

    Это, видимо, было не совсем  так  -  госпожа  Герберт  по-монашески  не ограничивала себя, пила коньяк,  много  курила,  ее  глаза  проступали  за сигаретным  дымом,  казалось,  налитые  тихим    возбуждением,    пристально светились синей влагой.

    Ее взгляд все чаще наталкивался на взгляд  Никитина,  как-то  понемногу раздражающе начинал беспокоить его порой встревоженной мгновенной улыбкой, будто она подробно, украдкой от других, изучала и его костюм, и галстук, и его запонки, когда он отпивал коньяк или зажигал спичку,  и  ему  невольно хотелось пошевелиться под ее взглядом,  переменить  позу,  точно  долго  и надоедливо фотографировали его.

    Раз госпожа Герберт, опуская улыбающиеся глаза, стряхнула пепел с юбки, затем тронула кончиками пальцев медальончик на груди, тогда Никитин не без досадливой подозрительности засмеялся в  душе,  предположив,  что  хозяйка дома на самом деле фотографирует его этой штучкой, возможно же, записывает его тайным крохотным магнитофончиком.  "Но  зачем?  Прок-то  здесь  какой? Вздор и чепуха!" И, кратко ответив на очередной вопрос господину  Дицману, он мысленно отверг унизительное свое предположение и, стараясь не смотреть на госпожу Герберт, вдруг вновь почувствовал на себе ее ищущий пристальный взгляд. Как от чужого прикосновения к коже, как от сквозного  холодка,  он нахмурился, взглянул и так неожиданно близко увидел ее лицо,  не  успевшее измениться, обмануть его, скрыться за  дымком  сигареты,  что  даже  озяб, содрогнулся. Он был удивлен ее слабо  дрожащей  в  уголках  губ  виноватой полуулыбкой-полугримасой,  ее  вопросительным  и  нежным,    смешанным    со страхом, излучением остановленных перед ним глаз, этим, чудилось, знакомым выражением, напомнившим что-то  больно,  туманно  и  неуловимо.  "Что  это напоминает?  Что?  Может  быть,  когда-то  увиденный  во  сне  синий    над фантастическими крышами клочок непостижимого неба,  может  быть,  утренний ветерок в радостном, как  детство,  солнечном  поле  с  запахами  весенних далей?.. Что это? Этого не может быть, я никогда не видел госпожу Герберт, никогда не встречался с ней, только здесь, в  аэропорту,  впервые...  Игра подсознания? Мистика? Совсем хорошо... Не помню,  нет,  не  помню,  где  я видел этот вопросительный, виноватый и мягкий взгляд. И почему она смотрит так на меня?  -  подумал  он  снова  и  постарался  успокоить  воображение раздраженным обвинением самого себя в мнительности, но нечто незавершенное оставалось в сознании, некий осколочек неразрешенного беспокойства,  какое бывает при поиске утраченной в памяти чужой фамилии. - Нет, не встречал  я ее никогда.  Сорок  пятый  год?  Война?  Берлин?  Мы  стояли  на  немецких квартирах? Какая несуразность придет в голову! Помнить выражение  взгляда? Я ее где-то видел? Да сколько лет ей было тогда, если уж так? Нет, ее лица я никогда не видел... Ток  подсознательности,  бред  воображения.  Однако, может быть, где-нибудь случайно - на улице в Москве, в поезде, наконец, за

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту