Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

76

утром, то застанут его здесь.

    "Собрать чемодан, сейчас все приготовить! А что, собственно,  собирать? Я готов..."

    Глухие удары, брызжущий звон  стекла  внезапно  донеслись  до  него  из глубины квартиры, и в первое мгновение он подумал, что это ветер  и  дождь разбили стекло в соседней  комнате,  но  в  следующую  минуту  послышались бегущие шаги за стеной в коридоре и явственно громкий стук в дверь:

    - Никита, Никита!..

    Он вскочил с дивана, зажег свет.

    - Что? Что там? - спросил он и с мыслью, что там, в квартире, случилось что-то, увидел в проеме двери бледное  лицо  Валерия,  мокрые  после  душа волосы слиплись на лбу. Валерий стоял  на  пороге,  глаза  его  неподвижно темнели, устремленные на Никиту, затем он произнес хрипло:

    - Не спишь?.. Пойдем... Я нашел. А ну, пойдем!

    - Ты о чем? - не сообразил Никита. - Что нашел?

    - Смертный приговор! - крикнул Валерий. - А ну пойдем! Одевайся!

    Никита успел заметить: везде в квартире горел свет  -  в  коридорах,  в столовой, в открытой  спальне,  пустынно  блестел,  отражался  в  натертом паркете, на полированной мебели, и оттого, что  все  было  неожиданно  для ночи  освещено,  на  Никиту  повеяло  холодновато-мертвенной    огромностью комнат, залитых электрическим светом, но без людей, без живого дыхания.

    "Он не спал, - мелькнуло у Никиты. - Он ходил здесь..."

    Никита быстро взглянул в конец коридора, где  был  кабинет  Грекова,  и сразу почувствовал нервный озноб,  сразу  похолодело  и  стало  пусто  под ложечкой.

    Дверь кабинета была распахнута. Он был ярко освещен.

    Никита осторожно вошел вслед за Валерием. В глаза бросились белые листы бумаги, какие-то папки, разбросанные по ковру, разбитый возле окна  горшок с цветами; черепки и влажные  комья  земли  чернели  на  паркете;  и  весь просторный  письменный  стол  был  переворошен;  ящики  выдвинуты;  бумаги свалены в одну кучу; сейф в углу  за  письменным  столом  открыт,  чернело квадратное отверстие его, как разинутый рот.

    Никита, озираясь на открытый сейф, уловил взгляд  Валерия  с  застывшим выражением решимости - и холодное, скользкое ощущение опасности  и  вместе чего-то беспощадно обнаженного, преступного,  что  не  имело  права  быть, остро кольнуло его.

    - Ты... открыл сейф?

    - Открыл!.. - Валерий бешено махнул рукой. - Да, я открыл!  Твое  какое дело? Мне все можно в этой квартире! Понял? Не бойся! Я, а не ты знал, где лежит у него ключик... Я взял!

    Некоторое время они стояли друг перед другом, не  говоря  ни  слова,  в этом  оголенно  освещенном  кабинете,  в  котором  все  было  передвинуто, разворочено, смещено, как после торопливого обыска; и эти листки бумаги на ковре, кучами сброшенные на пол книги, комья земли  и  черепки  цветочного горшка на паркете в углу, черным ртом зияющее отверстие сейфа -  все  было выпукло и отчетливо видно под огнями огромной  люстры,  настольной  лампы, зажженного торшера над журнальным столиком. И было ощущение бессмысленного разгрома, какого-то преступления, которое тут совершилось.

    Никита ошеломленно посмотрел на Валерия. Лицо его было  замкнуто,  веки прищурены, лоб его влажно блестел, и он словно трудно глотал спазму  и  не мог ее проглотить.

    - Ну?

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту