Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

59

Ты знаешь, когда Алексей женился и поссорился с ним... - Валерий не договорил, предупреждающе стукнул ладонью по  столу. - К слову! Затормозим на этом. Сам идет, ша! - И приветливо замахал рукой. - Алеша, сюда, мы ждем! Где запропастился?

    Под тент с  бульварной  аллеи  вошел  Алексей,  скользнул  взглядом  по многолюдному павильончику, остановился, рассеянно  подбрасывая  монету  на ладони, и, лавируя меж стульев в проходе, зашагал  к  столику,  увидев  их издали.

    - Привет, гуляки! Крепко держите оборону, вижу.  -  Подойдя,  он  сунул монету в карман. - Заканчиваете или еще нет? К сожалению, сейчас  не  могу присоединиться. Нам с тобой, братишка, через полчаса надо заехать  в  одно место, - сказал он деловым тоном Никите. - По моим делам, но беру тебя.  Я звонил сейчас. Кто расплачивается?

    - Черт возьми, так быстро? Раскошеливаюсь я... Остаток летней стипендии - девять рублей наличными. - Валерий вынул трешки,  похлопал  ими  о  край стола. - Где наш обслуживающий персонал в образе Людочки?

    - Разгулявшиеся волжские купчики,  -  сказал  Алексей,  сердито  темнея глазами, и подозвал официантку: - Пожалуйста, счет.

    Людочка приблизилась, покачивая  белым  передничком,  заулыбалась  всем троим, вырвала из книжечки, подала счет Алексею, сказала нежным голосом:

    - Приходите к нам еще, мальчики.

    - А вы знаете, я не уйду! - очень решительно заявил  Валерий  и  сделал вид, что не хочет уходить. - Буду  торчать  здесь  до  тех  пор,  пока  не выгоните. Если вы против, тогда где у вас жалобная книга?

    - Жалобная? - переминаясь на  каблучках,  наморщила  носик  Людочка.  - Разве вы недовольны?

    - Именно. Я впишу туда огромными буквами, что вы вдребезги...

    - Простите, нам трудно участвовать в этом разговоре, -  сказал  Алексей без выражения шутки и тронул Никиту за рукав. - Пошли. До завтра, Валерий.

    Они вышли из павильончика на освещенный фонарями бульвар и двинулись по аллее сквозь толпу гуляющих на улицу.  Город  за  бульваром  еще  стоял  в дымном вечернем зареве; за деревьями близко позванивали трамваи,  мелькали через листву раздробленным светом окон, огненно сыпались искры с проводов, как под точильным ножом.

    Перейдя улицу, Никита спросил возле машины:

    - Мы едем к нему?

    - Да, он хорошо был знаком с твоей матерью. Его звать Евгений Павлович. Тот профессор,  за  которого  хлопотала  Вера  Лаврентьевна.  Сказал,  что немедленно хочет познакомиться с тобой.

    - Я тоже хочу его увидеть.

    Они сидели в темноватом кабинете на первом  этаже  старого  московского дома в Скатертном переулке.

    В  квартире  профессора  Николаева  все    было    запущено,    разбросано по-холостяцки,  загромождено  широкими  шкафами;  отовсюду  веяло    давним устоявшимся запахом тронутых временем книг; и кабинет профессора тоже  был перегорожен стеллажами, безалаберно завален  кипами  газет,  журналов;  со стен  поблескивали  запыленные  старинные  картины,  непроницаемо  скорбно смотрели  овальные  лики    икон,    зловеще    оскаливались    в    простенках раскрашенные маски, вырезанные из дерева, каменные  и  костяные  статуэтки стояли на полках. Кабинет был густо заселен всем этим; раскладная лестница поставлена сбоку зажатого стеллажами

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту