Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

52

-  на  востоке  за  деревьями стекленело, розовело раннее небо, из-под ветвей дуло  охлаждающей  влагой, наносило запах овлажненной листвы;  и  совсем  рядом  звучал  и  замолкал, доходил до него, как из другого мира, хрупкий голос:

    - Я не могу так жить, я измучилась без Наташи... Нет,  я  не  могу  без нее. Она целый год у твоей матери. В этой отвратительной Ялте. Мне  каждую ночь лезут в голову страшные мысли, Алеша!

    Никита сомкнул глаза, но у него не хватило сил вздохнуть, пошевелиться, показать, что он проснулся и слышит.

    - Ты напрасно начала этот разговор. В смысле этих денег  мы  не  поймем друг друга. Прости, если я был груб...

    - Ты так уж спокоен, Алексей? -  громче  заговорила  Дина,  выговаривая слова с ломкой детской интонацией. - Я не могу не думать  о  Наташе.  Ведь эти деньги нужны для нее, а не для нас! Разве я этим унижаю тебя, Алеша?

    - Можно потише? - сказал Алексей. - Разбудишь Никиту. Я уже сказал, что не хочу никаких пособий, даже для Наташи. Наташа наша  дочь,  а  не  Ольги Сергеевны.

    - Значит, все из-за этих несчастных денег? Зачем я их  взяла,  зачем  я их, дура, взяла? Ты ведь знаешь, что почти все деньги  мы  посылаем  твоей матери и Наташе. Да, им нужно, им необходимо, и  мы  живем  на  шестьдесят рублей... И ведь я не жалуюсь, правда? Хорошо, тогда я уйду из  института, Алеша. Я пойду работать в конструкторское бюро чертежницей. Я уйду...

    - Нет, ты не уйдешь. Я не позволю тебе этого сделать.

    - Пойми, Алексей, Ольга  Сергеевна  сунула  мне  конверт  в  сумочку  в передней, когда мы выходили, и сказала, что это для Наташи. Я скоро  отдам этот долг. Из своих стипендий. Я хотела купить платьица, туфельки  Наташе, только это. И ничего себе... Если бы я взяла эти деньги для себя,  ты  был бы прав! Это выглядело бы унизительно и гадко! Так я тоже не хочу.

    - Дина,  ты  сегодня  же  отнесешь  ей  эти  сто  пятьдесят  рублей.  И поблагодаришь за любезность.

    - Но это не отец, это Ольга Сергеевна... Ты к ней не совсем справедлив. Нет, невозможно так жить вдали от Наташи! Я возьму ее сюда, в Москву...  Я вся измучилась, думая о ней!

    - У Наташи слабые легкие, ей обязательно нужен юг, и ты это  знаешь.  С этого дня на меня не трать ни копейки. Я  еще  двадцать  лет  могу  носить ковбойки.  И  старые  гимнастерки.  Я  обойдусь.  Проживу  как-нибудь  без смокинга.

    - Я уже не могу, не могу без Наташи! Я привезу ее. Так будет лучше. Так будет лучше, Алексей! Для нас обоих!

    - Этого нельзя делать, Дина. Мы погубим Наташу. Мы ни в коем случае  не должны этого делать.

    - Нет! Ты всех нас делаешь несчастными!  У  тебя  вместо  сердца  кусок камня, ты жестокий... Ты живешь как в безвоздушном пространстве. Как будто у тебя нет ни Наташи, ни меня!

    - Дина, пожалуйста, успокойся. Я прошу тебя. Ты говоришь  глупости!  Мы так не поймем друг друга, хотя ближе тебя и Наташи у меня никого нет.  Да, никого. И никогда не будет.

    - Как же понять тебя, Алексей, как? Чего я не понимаю?

    Никита тихо повернул голову в  сторону,  туда,  где  была  спасительная розовая пустота, где не было голосов, и с закрытыми глазами лежал так,  до свинцового онемения в мускулах, - затекло все тело.

    Потом стукнула дверь

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту