Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

49

    Алексей сбросил одеяло и в майке, в трусах сел на  раскладушке,  оперся на ее край; проступали в фиолетовом сумраке его  оголенные  колени;  потом одна рука его задвигалась, стала шарить по  одеялу:  он,  вероятно,  искал сигареты. Сказал:

    - Когда твоя мать вернулась, десять дней она была в Москве.  В  августе месяце. Каждый день ходила в  Военную  прокуратуру  и  каждый  день  ждала реабилитации одного профессора, он тоже должен был вернуться _оттуда_. Его фамилия Николаев. А они когда-то шли по одному делу.  Твоя  мать  наводила справки у новых уже тогда следователей, которые занимались  реабилитацией, в том числе и этого профессора. В архивах  искала  какие-то  документы.  И жила это время у меня.

    - Она жила здесь? У тебя?

    - Я снимал комнатку на Садовой. Как только я женился, с  отцом  уже  не жил. После того как бросил институт, были крупные  объяснения:  он  считал меня неудачником, а я его - краснобаем. Но тогда ездил на Арбат чаще,  чем сейчас. Вот там однажды я и увидел твою мать: маленькая женщина с каким-то рюкзачком вошла, сказала, что  ей  нужно  к  профессору  Грекову.  Была  в телогреечке, в каких-то туфлях, парусиновых, что ли. Я в  гостиной  сидел, курил... А когда она вышла из кабинета, отец почти в истерике выскочил  за ней, едва не рыдал, весь был совершенно не свой -  таким  никогда  его  не видел. Помню, он кричал: "Это чудовищно! Это фальшивка! Они обманули тебя! Ну, убей, убей меня, Вера!" Увидел меня и сразу дверь в кабинет захлопнул. А я подошел к ней, спросил, кто она, откуда. А  потом  привез  ее  к  себе ночевать. Тогда по всему понял:  после  разговора  с  отцом,  конечно,  не останется на Арбате, а ей негде было... В общем, братишка, вот  так  я  ее увидел.

    - И что? О чем они говорили?

    - На следствии твоей матери показали одну характеристику. Было  на  нее состряпано дело по быстренькому доносу ее коллег, обвинили ее  черт  те  в чем: в антимарксизме, во всех смертных грехах, в каких  можно  было  тогда обвинить. Похоже  было,  сводили  счеты  под  общий  шумок,  клеветали  не оглядываясь. А она просила у следователя только одного: чтобы он обратился к старым большевикам, знающим ее с революции. Надеялась: тогда против  нее отпадут все обвинения, тогда все станет ясным.  Следователь,  видимо,  сам несколько сомневался в составе целой горы туманных  преступлений  и  через неделю объявил, что по ее просьбе обратился, и  обратился  даже  к  самому близкому для нее человеку. К  человеку  весьма  уважаемому.  К  известному профессору. Более того, к ее родному брату. И  показал  характеристику.  И прочитать дал. В общем, ясно, что это было за сочинение?.. Вот тогда  твоя мать после возвращения и задала  отцу  вопрос,  как  же  он  мог  решиться написать такое... Потом она уехала. А он  слег  с  инфарктом.  Пролежал  в больнице четыре месяца. Вернулся домой как тень, даже  глаза  остекленели. Вот и все. И знаешь, дело даже не в том, помогла бы ей эта  характеристика или нет... Гнусная история, и я не пойму до сих пор - малодушие  это  было или контузия страхом? И  знаешь,  все  эти  годы  он  суетится  добреньким старичком, направо и налево одалживает деньги студентам  до  стипендии,  а вызывает у меня

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту