Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

46

уже и не надеялись, что кто-то  из  нас  уцелел.  Уже  после госпиталя у Олега спрашиваю: "Скажи, выдернул бы чеку из гранаты, если  бы я скомандовал?" А он даже побледнел, как будто я его оскорбил или  ударил: "Что за вопрос? И не задумался бы". Вот и вся эта история. Так что,  брат, с Олегом у меня особые отношения. Вместе с ним не  один  пуд  соли  съели. Тебе все ясно, Никита?

    - Все-таки завидую я тебе, Алексей. Вот ты воевал... Все  видел.  Тебе, наверно, повезло. Твоему поколению. Несмотря ни на что.

    - Этому нельзя завидовать. Каждому выпало свое.

    - Алексей,  можешь  сказать?..  Почему  ты  не  окончил  институт?  Ты, наверное, в автодорожном учился?

    - Что ж, могу сказать... Это  опять  о  войне.  После  фронта  хотелось самостоятельной жизни. И независимости. Не мог сидеть за столом и с  умным видом слушать лекции.  Смотрел  на  профессора  и  думал:  "А  вы  знаете, уважаемый, как разрывается снаряд на бруствере?" Потом  у  меня  уже  была семья. Рано женился. Снять комнату  стоило  две  стипендии.  Это  понятно, брат? Но было все-таки веселое время - мы вернулись с ощущением, что  весь мир перед нами. Завоеванный и освобожденный. По вечерам  собирались,  пили водку, вспоминали  фронтовых  ребят,  живых  и  погибших,  и  ждали  манны небесной. Потом бросил институт и, знаешь, почти не жалею об этом. Я люблю машину, сам не знаю почему. Впрочем, конечно, знаю.  Как  живое  существо. Это может тебе показаться странным, но  сидеть  где-нибудь  в  конторе  по восемь часов и общаться с бумагами не смог  бы.  И  с  учениками  возиться люблю. Со всякими - бездарными и способными.

    - Ты разве тогда не на Дине женился?

    - Нет. Дину встретил потом.

    - А первая жена, Алексей... где она?

    -  Мы  разошлись,  брат.  Ей,  как  говорят,  все  надоело.    Ну,    это неинтересно.

    - А скажи, Дину ты по-настоящему любишь?  Я,  конечно,  не  имею  права спрашивать, но...

    - А ты без этих "но". Если бы я не любил Дину,  она  бы  не  была  моей женой. Иначе быть  не  могло.  Вот  что.  Мы  сейчас  с  тобой  выедем  на кольцевую. Не будем торопиться. В Москве дышать нечем. Домой успеем.

    - Домой?..

    - Что ж, я могу  тебя  завезти  к  Валерию.  Или  переночуешь  у  меня? Раскладушка найдется.

    - Мне все равно. Лучше все же к тебе. Если не помешаю...

    - Наоборот. Кому ты можешь  помешать?  Скажи,  как  ты  вообще  живешь, Никита?

    - Просто живу. Как  все  студенты.  Корплю  над  конспектами.  Хожу  на лекции, сдаю зачеты. Вот видишь - в Москву приехал...

    - А если откровенно, как ты живешь в последнее время?

    - Мне все время кажется, что мама не умерла. Почему-то я не  совсем  ее понимал, а она ничего не говорила мне перед смертью. Помню, как по вечерам смотрела на меня - сидит, смотрит и молчит. Тогда  она  была  уже  больна. Наверно, думала, как я без нее останусь. А я не  мог  ничего  сделать.  Не знал, что не вернется из больницы.

    - Понимаю. Можешь не объяснять.

    Когда  выехали  на  загородное    шоссе,    солнце    садилось    в    леса, по-предвечернему нежарко  дрожало  в  золотистой  дымке  над  островерхими крышами дач, прохладные тени сосен располосовывали дорогу, ветер с  мягким запахом хвои врывался в открытые окна.

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту