Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

45

- отец? Что случилось? Ранило?" А солдат слез удержать не может.  "Пропали мы здесь, старший лейтенант. Всем,  видно,  пришел  конец".  Встаю  с  еще неготовым ответом. Что сказать? И говорю, что тогда сам думал и  чтоб  все слышали: "Не мы, отец, первые на этой земле умираем, не мы  последние.  До нас умирали люди и будут умирать. Если же умрем здесь, считай, что  смерть эта вполне обычная". Он спрашивает меня: "А дети? Как дети без нас?" В  те годы мне это трудно было понять, детей, конечно, у меня и не ожидалось. Но все-таки пришла мысль: "У всех дети, у него, у тебя, у  всех".  -  "Да,  у всех", - согласился. А я даже обрадовался этому ответу и  снова  повторяю: "Кончай, отец, с этим настроением. Ничему это не поможет.  Все  мы  тут  в одинаковом положении. Если же раскиселимся и в плен возьмут,  никто  своих детей не увидит никогда". Других слов тогда не мог найти. В  общем,  ротой стал командовать в девятнадцать, а некоторым моим солдатам было под  сорок уже.

    В последний день еще выстояли три атаки. Помню, до этого дня у  меня  в окопе пятьдесят "лимонок" оставалось и одна  граната  "эргэде"  -  все  до одной "лимонки" по фрицам пошвырял, а эту солидную  "эргэде"  оставил  при себе... Так вот, в последнюю ночь после третьей атаки снова проверяю,  иду по своей обороне. Везде ни выстрела, слышно только: раненые немцы  кричат, стонут за бруствером,  а  во  взводах,  кажется,  и  раненых  нет:  прямые попадания мин в  траншею.  И  пулеметы  все  поковерканы.  Не  пулеметы  - металлолом. Всю роту сосчитал, как говорится, по  головам:  оставалось  из ста сорока семь человек со мной.  Но  я  хорошо  знаю:  ни  одного  целого пулемета, ни одного патрона в парабеллуме, только моя единственная граната "эргэде". Все смотрят на меня, молчат. А меня от усталости и потери  крови качает, как пьяного, еле на ногах держусь, а держаться надо... Солдаты мои едва живые, все в бородах, дышат с хрипом, исхудалые, но глаза еще  живут, и у каждого в глазах вопрос: "А что дальше, старший лейтенант?"

    Я выждал немного, потом вынул свою "эргэде".  Говорю:  "Мы  отбили  все атаки. И вот у меня одна граната. Последняя. Но если начнется  еще  атака, встать вокруг меня, головами поближе - и я чеку дерну,  чтоб  сразу  всем. Кто против и сомневается, отойти в сторону! А  сейчас  -  всем  раздеться. Приказываю - переправляться через Днепр!"

    Все молчат, но снимают шинели. Тогда я говорю  Олегу:  "А  ну,  поползи метров десять по отмели, проверь". Тот перелез через  бруствер,  пополз  в сторону воды. А луна как раз из-за облаков выглянула,  и  очень  ясно  его нижняя рубаха на песке выделяется белым. Но немцы не  стреляют.  Зову  его назад. Приказываю всем  мокрым  песком,  грязью  замазать  нижние  рубахи. Оглядел солдат, спрашиваю, все ли на воде могут держаться. Оказалось, все. "Так вот, возвращаемся на тот берег. По песку  поползем  так:  в  середине лейтенант Кустов с гранатой, все по бокам  -  если  немцы  будут  окружать возле воды, даю сигнал: "Чеку дергай! За, мной!" Потом поползли и поплыли. На том берегу меня почти без  сознания  вытаскивал  из  воды  Олег  -  мое ранение и потеря крови сказались. Но семь человек из роты вывели,  хотя  в штабе дивизии

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту