Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

42

    - Ты кого-нибудь встречал в последние годы? -  спросил  Алексей.  -  Из роты, из полка...

    - В последние годы?  Нет.  Никого...  Нет,  ты  знаешь,  встречал.  Да, встречал! - поправился оживленно Олег Геннадьевич. - Лет пять назад.  Ехал в Кисловодск, вижу, в вагоне стоит проводник высоченного такого  роста,  и знаешь, вижу - какое-то странно знакомое у него лицо. Будто во сне  видел. Где я его встречал?  Когда?  Вхожу  в  купе,  говорю  жене:  "По-моему,  с проводником из нашего вагона я вместе воевал, но,  хоть  убей,  забыл  его фамилию. Сейчас я его приглашу в купе и  спрошу  у  него".  Жена  говорит: "Неудобно. А если ты ошибся? Есть ведь похожие типы людей". Так, Алеша,  и не поговорили, знаешь. А в Кисловодске вдруг  вспомнил:  Баранов!  Старший сержант Баранов, мой командир отделения! Очень досадно было, да поздно!..

    - А ты, пожалуй, не ошибся: Баранов, кажется, откуда-то из  Ставрополя. Но откуда точно, тоже забыл.

    - А ты кого-нибудь встречал?

    - Кроме тебя, нет, - ответил  Алексей  и  после  молчания  повторил:  - Никого. От нашего поколения немного  осталось.  Вообще  нашего  фронтового поколения нет. Половина выбита под Сталинградом, остальные - под  Курском, потом на Днепре. Наш  год  призывался  в  сорок  втором.  И  сразу  -  под Сталинград. Нам просто повезло.

    - Конечно, Алеша, ты  прав,  мальчишками  были.  Здесь  левый  поворот, Алеша, левый? Но где же знак? - встревоженно  завозился  на  сиденье  Олег Геннадьевич, подаваясь к стеклу. - Почему я не вижу знака?

    - Здесь его никогда и не было. Пора знать свои  Черемушки,  -  спокойно сказал Алексей. - Это Профсоюзная. Какой твой дом?

    - Да, мы приехали, - возбужденно заговорил Олег Геннадьевич, оборачивая к Алексею обрадованное, все в капельках пота лицо. - Просто не  верю,  что это я сам вел  машину  через  весь  город!  Вот  этот  дом,  за  магазином "Мебель". Здесь я на пятом этаже.

    - Давай к подъезду. Включи сигнал поворота.

    Олег Геннадьевич остановил машину напротив каменной арки ворот, вдохнул в полную грудь воздух, с каким-то ребяческим облегчением  ударил  ладонями по рулю и тихонько засмеялся счастливым смехом совершившего  тяжелый  труд человека. Алексей, коротко взглянув на  него,  выключил  сигнал  поворота, сказал ровным голосом:

    - Ты забыл выключить мигалку. За вождение я бы  тебе  поставил  тройку. Нет плавности. Рвешь скорости. Еще боишься машин. На сегодня все.

    - Тройку? Да я сам бы себе  двойку  поставил,  Алеша!  Но  первый  блин всегда комом. В нашем кабе в таких случаях говорят: приложим силы, доведем до кондиции! Спасибо тебе за все! Подожди!  -  Олег  Геннадьевич  перестал смеяться, положил руку на плечо Алексея, потянул к себе, затормошил его. - Подожди, разве ты не  зайдешь?  Не-ет,  прошу  ко  мне!  Сейчас  мы  уютно посидим, достанем что-нибудь ледяное из холодильника... Правда,  нет  жены дома. Но мы сами. Есть, капитан? Прошу!

    И Олег Геннадьевич, весь счастливо сияя, вылез из машины, надел пиджак, застегнул пуговичку, и при этом в лице  его,  в  том,  как  он  застегивал пуговичку, было удовлетворение собой, некая растроганность даже.

    - К сожалению, не могу, - сказал Алексей. - Никогда не  пью  за  рулем. Потом,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту